👈 қаріп өлшемі 👉

Понятие обязательств из причинения вреда

 Понятие обязательств из причинения вреда

Содержание
Глава I. Понятие обязательств из причинения вреда
§ 1. Правовое регулирование и система обязательств
из причинения вреда
§ 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда

Глава II. Общие основания ответственности за причинение вреда
§ 1. Ответственность за вред, причиненный актами власти
§ 2. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними
и недееспособными лицами
§ 3. Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина

В обществе происходит постоянное взаимодействие людей друг с другом и с предметами природы. Оно становится все более интенсивным, а его результаты зачастую непред¬сказуемы. Нередки случаи, когда в ходе такого взаимодействия имуществен¬ным и личным нематериальным благам граждан, организаций и других субъектов гражданского права наносится ущерб. Он может быть результа¬том случайного стечения обстоятельств и злого умысла, чьей-то оплошно¬сти и неподконтрольности сил природы. Возникает необходимость опреде¬лить, кто будет нести последствия такого ущерба: тот, кто его понес, или тот, кто его причинил, или какое-то третье лицо, которое не было ни причинителем, ни потерпевшим.1
Чтобы обезопасить себя от возможных вредоносных последствий, граж-дане и организации прибегают к услугам страховщиков, перекладывая на них хотя бы в части тот вред, который может быть причинен наступлением страхового случая - пожара, смерти, ограбления, заболевания и т. д. Но как исстари повелось на Руси, пока гром не грянет - мужик не перекрестится. Нередко потерпевшие спохватываются лишь тогда, когда вред уже причи¬нен и к услугам страховщиков прибегать поздно. К тому же и тогда, когда риск застрахован, возмещение, которое можно получить от страховщика, да¬леко не всегда покрывает весь причиненный ущерб. Не всегда можно поло¬житься и на пенсионное обеспечение, которое, как правило, особенно в ны¬нешних условиях не гарантирует полного возмещения вреда.
Можно, таким образом, констатировать, что в случаях причинения вре-да, кому бы вред ни был причинен и в чем бы он ни выражался, вредоносные последствия обычно не могут быть заглажены с помощью какого-то одного правового института (например, страхования или пенсионного обеспече¬ния). Для достижения максимального социального эффекта требуется взаи-модействие самых различных правовых средств, в числе которых видное место принадлежит обязательствам из причинения вреда, или, как их иначе на¬зывают, деликатным обязательствам (от лат. delictum — правонарушение).
Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (деликтные обязательства) относятся к числу традиционных институтов гражданского законодательства. В прежнем ГК КазССР глава «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда» относились к числу достаточно объемных и состояла из 33 статей (443-465). Но, несмотря на упомянутую объемность, названная глава в ГК КазССР внутренней рубрикации подвергнута не была.
Не было внутренней рубрикации и в одноименной главе Основ гражданского законодательства.
В отличие от названных актов глава 47 ГК разбита на четыре параграфа. В §1 систематизированы общие положения о возмещении вреда, в §2 речь идет о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, в §3 - о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатка товаров, работ и услуг, и в §4 - о компенсации морального вреда.
Обязательства вследствие причинения вреда относятся к категории внедоговорных обязательств, поскольку они возникают не из договора, а из самого факта причинения вреда одним лицом другому. В то же время эти обязательства отвечают всем требованиям, предъявляемым законом к гражданско-правовым обязательствам, в первую очередь – самому понятию обязательства, содержащемуся в ст.268 ГК.
В этих обязательствах есть кредитор (потерпевший), который в праве требовать от должника (причинителя вреда) совершения определенных действий – возмещения вреда. Соответственно этому обязательства, возникающим вследствие причинения вреда, применяются нормы общих положений об обязательствах, в той мере, в какой это не противоречит данным нормам.
Причинение вреда является юридическим фактом, порождающим возникновение данных обязательств. Но в месте с тем для возмещения вреда как гражданско-правовой ответственности одного факта причинения вреда недостаточно. Гражданский закон устанавливает общие основания, которые в совокупности с фактом причинения вреда обязательство по его возмещению.
Согласно ст. 917 ГК основания эти следующие: наличие вреда; противоправность действия (бездействия), которым причинен вред; причинная связь между действием (бездействием) и наступившим результатом (вредом); вина причинителя вреда.1

Глава I. Понятие обязательств из причинения вреда

§ 1. Правовое регулирование и система обязательств
из причинения вреда

Каковы же характерные признаки обязательств из причинения вреда, ко¬торые предопределяют их функциональное назначение и вполне самостоя¬тельное место в системе отдельных видов обязательств? Для раскрытия ука¬занных признаков обратимся к понятию обязательств из причинения вреда.
Обязательства из причинения вреда ха¬рактеризуются, по крайней мере, следующими признаками. Во-первых, сфе¬ра их действия простирается как на имущественные, так и наличные неиму¬щественные отношения, хотя возмещение вреда и носит имущественный характер. Во-вторых, они возникают в результате нарушения прав, носящих абсолютный характер, будь то имущественные права (право собственно¬сти, пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, опера¬тивного управления и т. д.) или личные нематериальные блага (жизнь, здо¬ровье, телесная неприкосновенность, честь, достоинство, деловая репутация и т. д.). В-третьих, обязательства, поскольку нарушено абсолютное право, носят «недоговорным характер, хотя бы право и было нарушено лицом, с ко-торым потерпевший находится (находился) в договорных отношениях. Если вред жизни или здоровью гражданина причинен при исполнении им дого-ворных или иных обязательств, то обязательство, которое возникает в дан-ном случае вследствие причинения вреда, в силу прямого указания закона (ст. 936 ГК) носит внедоговорный характер. Так, если потерпевший утра¬тил трудоспособность вследствие несоблюдения работодателем правил по технике безопасности, обязательство из причинения вреда носит внедого-ворный характер, поскольку оно возникло вследствие нарушения абсолют-ного права. То же можно сказать в отношении предусмотренных § 3 гл. 47 обязательств по возмещению вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг. В-четвертых, обязательство направлено на полное возмещение потерпевшему, насколько это возможно, причиненного вреда, кому бы ни был причинен вред, в чем бы он ни выражался и каковы бы ни были способы (формы) возмещения вреда. При определенных обстоятельст-вах объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему или его семье, могут даже выйти за пределы полного возмещения вреда (см., на-пример, п.1 (ч.2) ст. 917 ГК. В-пятых, в случаях, предусмотренных законом, обя¬занность возмещения вреда может быть возложена не только на причинителя вреда, но и на иных лиц (например, на лицо, в интересах которого действо¬вал причинитель).
В результате причинения вреда возникает обязательство по его возме-щению, элементами которого являются стороны (кредитор и должник), со-держание (права и обязанности сторон) и предмет. Реализация обязанности по возмещению вреда, независимо от того, относится ли она к мерам граж-данско-правовой ответственности или нет (об этом см. дальше), происходит в рамках охранительного правоотношения. Поскольку в этом правоотноше¬нии определены как носитель права (кредитор), так и носитель обязанности (должник), оно носит относительный характер, хотя и возникает, как уже от-мечалось, в результате нарушения абсолютного права (права собственности, права на жизнь и телесную неприкосновенность, права на честь и достоинст-во и т. д.). Кредитор в обязательстве из причинения вреда имеет право требо-вать возмещения причиненного ему вреда, а должник обязан этот вред воз-местить.
Субъектный состав обязательств из причинения вреда в процессе их развития может претерпеть существенные изменения. В нем может произой¬ти замена как должника, так и кредитора. В частности, такая замена имеет место при суброгации и регрессе. При суброгации к страховщику переходят права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, т. е. страховщик заступает место кредитора в обязательстве по воз¬мещению вреда (полностью или в части). При регрессе должник в основном обязательстве становится в регрессном обязательстве кредитором. Так, при совместном причинении вреда сопричинители отвечают перед потерпев¬шим, как правило, солидарно. Если один из них возместит вред, то он стано¬вится кредитором по отношению к остальным сопричинителям, которые от¬вечают перед ним как долевые должники (п. 2 ст. 933 ГК).
Замена кредитора и должника в обязательствах по возмещению вреда может иметь место и в других случаях, в том числе при наследственном пра-вопреемстве. Так, если имуществу гражданина был причинен вред, причем как потерпевший, так и причинитель умерли, а вред остался не возмещенным, то в обязательстве по возмещению вреда место кредитора и должника заступают их наследники.
Замена должника в обязательствах по возмещению вреда происходит в случаях, предусмотренных ст. 925, ст. 926, ст. 927 ГК и в ряде других.
Известные коррективы в субъектный состав обязательств по возмеще-нию вреда может внести и суд, а иногда от суда зависит, возникнет такое обязательство или нет (см., например, ст. 917 ГК).
Особо следует сказать о случаях, когда в обязательствах по возмещению вреда задействованы юридические лица или иные коллективные образова¬ния. Они могут выступать в них и как причинители, и как потерпевшие. Дея¬тельность указанных образований носит различный характер. Она может быть оперативно-хозяйственной, социально-культурной и властной, обыч¬ной и связанной для окружающих с повышенной опасностью. Но какой бы деятельность организации ни была, она во всех случаях выражается в пове¬дении (в форме действия или бездействия) ее работников, участников, чле¬нов, выполняющих возложенные на них трудовые (служебные, должност¬ные), членские и иные обязанности. Если на указанных лиц возложена обя¬занность действовать, но они бездействовали (например, не предприняли мер по предотвращению эксплуатации предприятия, причиняющего вред природной среде и здоровью граждан), то речь должна идти о бездействии самой организации со всеми вытекающими из этого последствиями.
Таким образом, для признания организации, обязанной к возмещению вреда, необходимо установить, что в действиях (бездействии) лиц, образую-щих ее людской субстрат, выражалась деятельность самой этой организа-ции. За эти действия организация в силу ст. 921 ГК отвечает как за свои собственные действия. Лицо, причинившее вред, несет перед организа¬цией при наличии предусмотренных законом условий ответственность за этот вред в порядке регресса1 Если же в действии (бездействии) лица, при¬чинившего вред, деятельность самой организации не выражалась, то обязан¬ность по возмещению вреда возлагается на того, кто этот вред непосредст¬венно причинил, на организацию она возложена быть не может.
Вот два примера из судебной практики. Рабочий принес на предприятие патрон, не имеющий отношения к производству. Подорвал его на разметоч¬ной плите. В результате осколком патрона у одной из работниц был повреж¬ден глаз. Поскольку действия рабочего не были совершены им во исполне¬ние трудовых обязанностей, т. е. деятельность предприятия в них не выра¬жалась, ответственность за вред должен нести он сам.
Работница, управлявшая электрокаром, вследствие нарушения правил по технике безопасности совершила наезд на другую работницу и задавила ее насмерть. На иждивении погибшей находились двое малолетних детей, в интересах которых к предприятию был предъявлен иск о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца. В данном случае в действиях работницы, причинившей вред, выражалась деятельность самого предприятия, а потому обязанность по возмещению вреда была возложена на предприятие. Работ-ница, управлявшая электрокаром, может быть привлечена к ответственно¬сти перед предприятием в порядке регресса.
Вред, причиненный актами власти (ст. 922, 923 ГК), в порядке регрес¬са должен быть возмещен полностью или в части государственной или му-ниципальной казне лицом, причинившим вред, если будет доказана его ви¬на. При этом в случаях, подпадающих под действие ст. 923 ГК, вина долж¬на быть установлена вступившим в законную силу приговором суда (см. п. 2 ст. 923 и 933 ГК).1
Нередко обязательства по возмещению вреда возникают с множествен-ностью лиц, которая может иметь место на стороне как должника, так и кре-дитора. Возможны обязательства и со смешанной множественностью. Что¬бы определить, является ли обязательство долевым или солидарным, необ-ходимо, помимо привлечения общих норм, относящихся к обязательствам с множественностью лиц, руководствоваться указаниями закона, специально рассчитанными на обязательства по возмещению вреда (см., например, п. 3 ст. 923 и ст. 933 ГК), а также положениями, выработанными судебной практикой. Так, судебной практикой выработано правоположение, согласно которому если вред причинен несколькими несовершеннолетними, то орга-низации и лица, на которые возлагается ответственность за этот вред, отве-чают перед потерпевшим не солидарно, а в долевом отношении. Это поло-жение применяется как в случаях, когда сами несовершеннолетние за причи-ненный вред не отвечают (пп. 1 - 3 ст. 925 ГК), так и в случаях, когда они сами отвечают за причиненный вред, но на лиц, указанных в п. 2 ст. 926 ГК, возлагается субсидиарная (дополнительная) ответственность.
Что же касается прав и обязанностей сторон в обязательствах по возмеще¬нию вреда, то их содержание будет раскрыто в ходе последующего изложе¬ния, в том числе при рассмотрении отдельных видов указанных обязательств.
Наконец, предметом (объектом) обязательств по возмещению вреда яв¬ляются действия должника, обеспечивающие наиболее полное, насколько это возможно, восстановление материальных и личных нематериальных благ кредитора, которым причинен вред.
Причинение вреда источником повышенной опас¬ности традиционно выделяется в специальный деликт ввиду того, что как сам механизм причинения вреда, так и условия возникновения деликтного обязательства обладают существенными отличиями, давно отраженными в гражданском законодательстве. В соответствии с действующим ГК юриди¬ческие лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опас¬ностью для окружающих (использование транспортных средств, механиз¬мов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрыв¬чатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строитель¬ной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 931 ГК)
Ответственность за вред, причиненный источником повы¬шенной опасности, является более строгой по сравнению с обычной граж¬данско-правовой ответственностью, так как наступает независимо от вины тех лиц, которые занимаются такой опасной для окружающих деятельно¬стью. Именно в этом смысле ответственность по ст. 931 ГК иногда называ¬ют повышенной, что не следует смешивать со случаями, когда повышенным является размер ответственности. Владелец источника повышенной опасно¬сти отвечает за причиненный вред в размере, определяемом на основе общих правил (ст. 15, 917 ГК). Помимо возмещения имущественного вреда при причинении вреда жизни и здоровью гражданина подлежит компенсации моральный вред, причем независимо от вины причинителя (ст. 951 ГК).
Данному деликтному обязательству посвящена обширная юридическая литература. Достаточно большой и разнообразной является также судебная практика по делам, связанным с возмещением вреда, причиненного источ-ником повышенной опасности. Несмотря на это, многие теоретические и практические вопросы продолжают оставаться дискуссионными, по-разно¬му решаются на практике и неоднозначно трактуются в литературе. Спорны¬ми считаются, в частности, вопросы о том, чем обусловлено возложение на владельца источника повышенной опасности более строгой ответственно¬сти за его поведение2, может ли считаться возложение на владельца источни¬ка повышенной опасности обязанности по возмещению вреда граждан¬ско-правовой ответственностью3 и др. Одним из наиболее дискуссионных остается также вопрос о понятии источника повышенной опасности.
Наиболее распростра¬нен взгляд на источник повышенной опасности как на определенного рода деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих (тео¬рия деятельности). В настоящее время эта точка зрения нашла известное от¬ражение в п. 1 ст. 931 ГК. В частности, в названном постанов¬лении указывается, что источником повышенной опасности надлежит при¬знавать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспор¬тировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойства¬ми.
Такому подходу к источнику повышенной опасности в литературе про-тивостоит концепция, согласно которой под источником повышенной опас-ности надлежит понимать предметы материального мира, обладающие опас-ными для окружающих свойствами, не поддающимися полному контролю со стороны человека (теория объекта). Как прежнее, так и действующее за-конодательство дает ряд оснований и для данной концепции, в частности го-ворит о владении источником повышенной опасности на праве собственно-сти, праве хозяйственного ведения, об обязанности возместить вред, причи-ненный источником повышенной опасности, и т. п., что приложимо, естест-венно, к объекту, а не к деятельности. Кроме того, далеко не всегда, когда де-ятельность тех или иных лиц создает повышенную опасность для окружаю-щих, к ней применимы правила об источнике повышенной опасности. Эта деятельность должна быть обязательно связана с эксплуатацией или любым иным использованием определенных материальных объектов, обладающих особыми количественными и качественными свойствами.
Различие между указанными подходами к понятию источника повы-шенной опасности в значительной степени сглаживается тем, что и сторон-ники теории «деятельности», и приверженцы теории «объекта» не абсолю-тизируют свои позиции, а напротив, стараются связать «деятельность» и «объект» воедино. Представляется поэтому допустимым определять источ¬ник повышенной опасности и через понятие деятельности, и через понятие объекта при условии, что в обоих случаях указанные понятия неразрывно взаимосвязаны. Иными словами, применительно к рассматриваемому де-ликту не может быть повышенно-опасной для окружающих деятельности вне связи с особым материальным объектом, равно как не может быть таких материальных объектов, которые признавались бы источниками повышен¬ной опасности вне связанной с ними деятельности человека. При этом в од¬них случаях на первый план выходит характер деятельности (так как иная деятельность с теми же материальными объектами может и не представлять для окружающих повышенной опасности); в других — первостепенное зна-чение приобретает сам характер материального объекта (так как любой вид деятельности по его использованию является повышенно-опасным).
Для отнесения того или иного вида деятельности (материального объек-та) к источнику повышенной опасности необходимо, чтобы им создавалась повышенная опасность причинения вреда окружающим. Повышенная опас-ность в контексте ст. 917 ГК — категория объективная, означающая более высокую степень возможности наступления вредных последствий, чем та, которая имеется при обычной деятельности и использовании обычных ве¬щей. Обусловлено это тем, что вредоносные свойства, которые могут прояв¬ляться при эксплуатации целого ряда объектов, не находятся под полным контролем со стороны человека. Поэтому, несмотря на принятие всех мер предосторожности и соблюдение правил техники безопасности, существует возможность причинения вреда окружающим.
Признание того или иного вида деятельности (материального объекта) источником повышенной опасности нередко прямо зависит не только от его качественного, но и количественного состава. Так, бензин или газ в бытовой' зажигалке, сильнодействующее лекарство или иной медицинский препарат в дозированных количествах и т. п. никакой повышенной опасности для ок-ружающих не представляют. Напротив, бензоколонка или газопровод, меди-цинское производство сильнодействующих лекарств или хранилище ядохи-микатов и т. п. являются источниками повышенной опасности. В силу этого вопрос о том, обладает ли та или иная деятельность (объект) повышенной опасностью, нередко решается судом с учетом заключения соответствую¬щих экспертов.1
Особые правила об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, действуют лишь тогда, когда вред причинен теми вредоносными свойствами объекта, которыми обусловлено признание его таким источником. Так, автомобиль является источником повышенной опасности лишь тогда, когда он находится в движении, а не стоит с выклю-ченным двигателем в гараже или на стоянке. Поэтому если вред причинен хотя бы и при эксплуатации общепризнанного источника повышенной опас-ности, но вне связи с его повышенными вредоносными свойствами, ответст-венность наступает на общих основаниях.
Более предметное представление о понятии источника повышенной опасности дает их классификация. В самом законе ни прежде, ни теперь ка-кого-либо исчерпывающего или, по крайней мере, претендующего на полно-ту перечня возможных источников повышенной опасности не содержится. Его и невозможно составить ввиду постоянного развития науки и техники. Вместе с тем в литературе неоднократно предпринимались попытки выя¬вить их наиболее важные виды. Наиболее полно данный вопрос раскрыт О. А. Красавчиковым, предложившим единый критерий классификации, ко¬торым он считал форму энергии, заключенную в соответствующем матери¬альном объекте. В этой связи он выделил четыре основные группы источни¬ков повышенной опасности:
1) физические, которые, в свою очередь, подразделяются на механиче-ские (например, транспорт), электрические (например, системы высокого напряжения) и тепловые (например, паросиловые установки);
2) физико-химические, к которым относятся радиоактивные материалы;
3) химические, подразделяемые на отравляющие (например, яды), взры¬воопасные (например, некоторые газы) и огнеопасные (например, некото¬рые виды топлива);
4) биологические, которые делятся на зоологические (например, дикие животные) и микробиологические (например, некоторые штаммы микроор-ганизмов).
При всей спорности и условности данной классификации, состоящей, в частности, в том, что многие конкретные объекты одновременно могут быть отнесены к нескольким группам, она полезна, так как может способствовать усвоению правил о рассматриваемом деликте и служить известным ориен-тиром для судебной практики. Последняя, кстати говоря, сама играет весьма существенную роль в наполнении понятия источника повышенной опасно¬сти конкретным содержанием. Например, судебная практика традиционно не относит к источникам повышенной опасности охотничье оружие и до¬машних животных, хотя с теоретической точки зрения многие из них отвеча¬ют всем признакам такого источника.
Согласно ст.917 ГК возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, обя¬зан его владелец. Под владельцем источника повышенной опасности следу¬ет понимать юридическое лицо или гражданина, осуществляющих эксплуа¬тацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления ли¬бо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управле¬ние транспортным средством, в силу распоряжения компетентного органа о передаче источника повышенной опасности и т. п.). В приведенном опреде¬лении, указывается на два признака владельца источника повы¬шенной опасности - юридический и материальный. Юридический признак означает, что владельцем признается лишь то лицо, которое обладает соот¬ветствующим правомочием в отношении источника повышенной опасно¬сти. Такими правомочиями могут быть право собственности, право хозяйст¬венного ведения или иное право вещного типа, право, приобретенное на ос¬новании договора, и т. п.
В соответствии с материальным признаком владельцем признается лишь тот собственник или иной титульный владелец источника повышен¬ной опасности, который одновременно осуществляет над ним фактическое господство, т. е. эксплуатирует или иным образом использует (в том числе хранит) объект, обладающий опасными свойствами. Как правило, оба на-званных признака владельца источника повышенной опасности должны быть налицо, за исключением случаев, указанных в законе. Ориентируясь на эти признаки, юридической наукой выработаны определенные подходы к разрешению ряда типичных вопросов, возникающих в судебной практике.
Прежде всего, необходимо четко различать владельца источника повы-шенной опасности и лицо, которое осуществляет управление источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого ис-точника (водитель, машинист, пилот, оператор и т. д.). Такое лицо владель-цем источника повышенной опасности не является и потому непосредственной ответственности перед потерпевшим не несет. Оно может быть привле¬чено к имущественной ответственности лишь самим владельцем источника повышенной опасности в регрессном порядке с учетом характера тех дого¬ворных отношений, которые между ними существуют. При этом владелец источника повышенной опасности отвечает перед потерпевшим и тогда, когда вред причинен во внерабочее время или хотя бы в рабочее время, но не в связи с выполнением работником служебных обязанностей. Например, не имеет значения, совершен ли наезд на пешехода тогда, когда машина ис¬пользовалась водителем в служебных целях, или тогда, когда водитель вы¬полнял какой-либо «левый» рейс: в обоих случаях перед потерпевшим будет отвечать не сам водитель, а тот, кто является владельцем машины. Такой вы¬вод обосновывается тем, что в обоих случаях владелец сам вверил непосред¬ственное управление источником повышенной опасности конкретному ли¬цу, за действия которого он и должен нести ответственность. И лишь в тех случаях, когда работник предприятия самовольно завладел источником по¬вышенной опасности, владелец такого источника при наличии ряда допол¬нительных условий может быть освобожден от ответственности перед по¬терпевшим.
Проблема самовольного завладения источником повышенной опасно-сти является более широкой и представляет собой следующий самостоятель-ный аспект рассматриваемого вопроса. В соответствии со ст. 917 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причинен¬ный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. В таких случаях непос-редственную ответственность перед потерпевшим несут лица, противоправ¬но завладевшие источником повышенной опасности, например угонщики транспортных средств.
В плане ответственности перед потерпевшим они приравнены к владельцам источника повышенной опасности, что вполне справедливо и оправданно. Сами же законные владельцы, лишенные поми¬мо их воли господства над источником, по общему правилу, от ответствен¬ности освобождаются. Если, однако, в противоправном изъятии источника из обладания титульного владельца виновен он сам, ответственность за при-чиненный вред может быть возложена судом как на лицо, противоправно за-владевшее таким источником, так и на его законного владельца. Ответствен-ность владельца источника повышенной опасности может наступить, в част-ности, тогда, когда по его вине не была обеспечена надлежащая охрана ис-точника с помощью обычных средств (например, машина оставлена вла-дельцем незапертой с ключом зажигания). В этом и подобных случаях вред считается причиненным действиями (бездействием) как законного владель¬ца, так и лица, противоправно завладевшего источником повышенной опас¬ности. На каждого из них может быть возложена ответственность за причи¬ненный вред в долевом порядке соразмерно степени их вины.
Немало сложных вопросов возникает при определении фигуры владель¬ца источника повышенной опасности, ответственного за причинение вреда, тогда, когда объект, обладающий повышенной опасностью, принадлежит одновременно нескольким лицам, имеющим на него либо однородные (на¬пример, сособственники), либо разнородные права (например, собственник и лицо, которое пользуется источником повышенной опасности по договору с собственником). Здесь решающее значение приобретает материальный признак, а именно, кто осуществляет фактическое господство над источни¬ком, в том числе в момент причинения вреда.
Исходя из этого при наличии общей собственности супругов на источ-ник повышенной опасности, например автомашину, в судебной практике к ответственности привлекается лишь непосредственный причинитель вреда, т. е. тот из супругов, который занимается непосредственной эксплуатацией автомашины, на кого она оформлена и т.п.
При передаче источника повышенной опасности в хозяйственное управ-ление пользователя, например, по договору аренды транспортного средства без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации, от-ветственность за вред, причиненный третьим лицам, несет сам арендатор. Напротив, при фрахтовании транспортного средства с экипажем ответствен-ным за возможное причинение вреда продолжает оставаться арендодатель.
Если управление источником повышенной опасности передается друго-му лицу без оформления такой передачи, например, за руль автомашины в присутствии собственника садится его родственник или знакомый, считает¬ся, что автомобиль при этом не выходит из обладания собственника, кото¬рый как владелец источника повышенной опасности несет непосредствен¬ную ответственность перед потерпевшим. Напротив, когда автомобиль, при-надлежащий частному лицу, на основании властного предписания перехо¬дит во временное управление должностного лица, например, используется инспектором ГИБДЦ или оперативным работником для преследования ли¬ца, подозреваемого в преступлении, его владельцем на этот период стано¬вится соответствующий государственный орган.
Нередко вред потерпевшим причиняется действиями нескольких вла-дельцев источников повышенной опасности, например, в результате столк-новения двух автомашин пострадавшим оказывается пешеход или пассажир одной из автомашин. В такой ситуации солидарную ответственность перед потерпевшим несут оба владельца источников повышенной опасности, неза-висимо от того, кто из них виновен в дорожно-транспортном происшествии. Если вред потерпевшему возмещен по его требованию тем из причинителей, который является невиновным, он в регрессном порядке может переложить убытки на виновника ДТП.
Что же касается вреда, причиненного в результате взаимодействия ис-точников повышенной опасности самим их владельцам, то он возмещается на общих основаниях (ст. 931 ГК). На практике это сводится к следую¬щему:
а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмеща-ется виновным;....

Құрметті оқырман! Файлдарды күтпестен жүктеу үшін біздің сайтта тіркелуге кеңес береміз! Тіркелгеннен кейін сіз біздің сайттан файлдарды жүктеп қана қоймай, сайтқа ақпарат қоса аласыз! Сайтқа қосылыңыз, өкінбейсіз! Тіркелу
Толық нұсқасын 30 секундтан кейін жүктей аласыз!!!


Кейінірек оқу үшін сақтап қойыңыз:


Қарап көріңіз 👇



Жаңалықтар:
» «Елімізде ескі несиелер кешіріледі»: министрлік өзгерістерді түсіндірді. 27.07.2022
» Кәрім Мәсімовтың шетелдегі 3 млн доллары елге қайтарылды 19.07.2022
» Түркістандық өртеніп жатқан ғимараттың төбесінен туды алып шықты 19.07.2022

Келесі мақала, жүктелуде...
Біз cookie файлдарын пайдаланамыз!
Біздің сайтты пайдалануды жалғастыра отырып, сіз сайттың дұрыс жұмыс істеуін қамтамасыз ететін cookie файлдарын өңдеуге келісім бересіз. Cookie файл деген не?
Жақсы