👈 қаріп өлшемі 👉

Понятие и признаки терроризма

 Понятие и признаки терроризма

Содержание
Глава 1: Понятие и признаки терроризма
1.1.История терроризма ..…………………………………………………..4
1.2.Понятие и признаки терроризма…………………………………….5-15

Глава 2: Уголовно-правовая характеристика терроризма.
1. Объект и объективная сторона преступления……………………...16-20
2. Субъект и субъективная сторона преступления…………………..21-
3. Квалифицирующие признаки терроризма…………………………

Глава 3. Организационные меры предупреждения терроризма.
3.1. Причины и условия, способствующие совершению актов терроризма….……………………………………………………………
3.2. Некоторые аспекты борьбы с терроризмом…………………………
3.3. Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом………..

Заключение………………………………………………………………
Приложение…………………………………………………..……………

Список использованной литературы……………………………………

Терроризм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости превратился ныне в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости. Террористические акты чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения. Терроризм относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать невинные люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту.
Терроризм – глобальная проблема требует постоянного внимания и изучения и поэтому представляет широкое поле для исследований с последующим их практическим применением.
Терроризм появляется, когда общество переживает глубокий кризис, в первую очередь – кризис идеологии и государственно-правовой системы. В таком обществе появляются различные оппозиционные группы – политические, социальные, национальные, религиозные – для которых становится сомнительным законность существующей власти и всей её системы управления. Если такие группы придут к выводу, что не могут добиться своих целей законным путем, они могут попытаться достигнуть желаемого через насилие, т.е. путем акта терроризма. При этом моральным оправданием убийств - оппозиция будет, разумеется, считать высокую важность и чистоту своих целей.
Масштабы терроризма и его межгосударственный характер сделали совершенно необходимым налаживание международной системы противодействия ему, координацию усилий различных государств на долгосрочной основе и на самом высшем уровне, создание международных организаций по борьбе с ним.
Терроризм, давно выйдя за национальные рамки, приобрел международный характер. Он стал эффективным и уж, конечно, эффектным орудием устрашения и уничтожения в извечном и непримиримом споре разных миров, кардинально отличающихся друг от друга своим пониманием, осознанием и ощущением жизни, своими нравственными нормами, своей культурой.
Терроризм встроен в насильственную преступность. Его уровень и конкретные формы проявления представляют собой показатель, с одной стороны, общественной нравственности, а с другой – эффективности усилий общества и государства по решению наиболее острых проблем, в частности по профилактике и пресечению самого терроризма. Это преступление относится к тем видам преступного насилия, жертвой которого может быть каждый – от нищего до короля, каждый, даже тот, кто не имеет ни малейшего отношения к конфликту, породившему террористический акт. Отсюда крайняя уязвимость человека, принимающая катастрофические размеры при тоталитарных режимах.
При написании данной выпускной работы, мною были использованы работы таких авторов как Антонян Ю.М., Салимов К.Н, Чуфаровский Ю.В. также были использованы материалы научно – практической конференции журнала «Государство и право» под названием «Терроризм: психологические корни и правовые оценки», в которой принимали участие многие видные отечественные ученые, непосредственно занимающиеся изучением проблем терроризма.

Глава 1. Понятие и признаки терроризма

1.1. История терроризма

Первая волна терроризма покатилась с Великой французской революции (сам термин «террор» впервые появился в 1798 году) и затухла в карбонариях в 1820-е г.г. Вторая стартовала в последней трети XIX в. и была представлена радикально-националистическим терроризмом в Ирландии, Македонии, Сербии и ряде других стран с целью создания национального государства; революционно-демократическим терроризмом во Франции, Италии, Испании с целью разрушения государства; революционно-демократическим терроризмом в России с целью подтолкнуть революцию. В 1910-е г.г. вторая волна спала. На рубеже 1960-1970-х г.г. началась новая волна политехнического терроризма, причем захлестнула она именно те страны, где произошло послевоенное «экономическое чудо» - Италию, Германию, Японию – и где развитие социальных структур и институтов не поспевало за экономическими изменениями. «Красные бригады», «Фракция Красной Армии», «Японская Красная Армия» и многие другие левоэкстремистские организации серьезно дестабилизировали политическую обстановку в своих странах. Террор этих организаций связан с моделью, выработанной Французской революцией, которая институализировала терроризм как средство идейно-политической борьбы, воспитания и устрашения населения.
Терроризм исламских фундаменталистов, старт которому дала исламская революция 1979 г., может показаться провалом в еще большие глубины истории, триумфом консерватизма и традиции. Теоретики исламизма ставят задачу преодоления «глобального модернизма» национальное государство – один из главных его элементов и одна из главных ценностей, отсюда – борьба против Запада, с одной стороны, и государства в своих собственных странах – с другой. В книге М. Тагаева «Наша борьба, или Повстанческая армия Имама», в частности говорится что: «Ведение войны с русской империей должно быть тайная война со штабом войск, отдельными комитетами и райвоенкоматами, радиостанциями, большие скопления подвижных составов, линейных отделений милиции, прокурату, административно-управленческих зданий, глав колониальной администрации. Элементарный поджог здания прокуратуры также незаметно приблизит нас к желаемой победе».1


1.2. Понятие и признаки терроризма

Специфика и уровень современной цивилизации характеризуется су-
ществованием острых проблем, затрагивающих судьбы не только отдельных людей, социальных групп, наций, классов, регионов и континентов, но всего человечества в целом.
Выявление исторических истоков терроризма, его сущностных характеристик, социально – деструктивного начала, тенденций развития и разработки мер по предупреждению для мирового сообщества давно уже не является чем то новым. Анализ статистических данных показывает во всем мире тенденцию к росту числа проявлений различных видов и форм террора. Уже в 60-е 80-е годы терроризм начинает принимать в разных странах мира широкий размах. По сведениям журнала «Интернационал секюрити ревью», в период 1970-1978 гг. зарегистрировано 5534 террористических акта». В 1981 г., по данным американского журнала « Джорнел оф енд дипломэси», была совершено 2700 террористических актов 125 террористическими группами, действующими в различных районах мира, но в основном в 50 странах. Данные за 1985 г. показывают увеличение таких актов по сравнению с 1981 г. на 15 %. Журнал относит к разряду террористических акты насилия, вымогательства, шантажа и т.п. деяния с иностранным элементом, которые направлены против собственности и интересов граждан. Если с начала 80-х годов количество террористических актов в год составляло в среднем 500, то, по данным того же журнала, в 1984 г. это число возросло до 700, в 1985 г. – до 800 (рост на 80 %).
В американском ежегодном обзоре по терроризму отмечается, что тенденция эта с небольшими колебаниями продолжала развиваться. В 1987 г. было совершено 832 теракта, в 1989 г. – 856 и т.д. Количество случаев терроризма особенно увеличивается после развала СССР и социалистического лагеря. В 1995-1997 гг. террористические акты становятся более жестокими, чаще направляется против мирного населения. Усилились организованность, вооруженность, сплоченность преступных группировок, взаимосвязь террористических организаций.
Число жертв международного терроризма в 1996-1998 гг. увеличилось, хотя количество терактов уменьшилось, но террористы используют все более смертоносное оружие против мирного населения.. Так, в 1996 г. количество международных терактов, хотя и сократилось, однако число погибших увеличилось до 311 человек с 177 в 1995 г. В 1996 году от рук террористов было ранено 2652 человека. В результате единственного взрыва в Шри – Ланке погибло 90 и ранено более 1400 человек.1
Отметим, что сложность проблемы политического насилия обусловила и наличие самых различных терминов, используемых для её анализа, в частности, таких, как «экстремизм», «террор», «терроризм», которые нередко трактуются достаточно произвольно. Исходным, фундаментальным в данной группе взаимосвязанных и взаимообусловленных понятий является «экстремизм», с помощью которого обозначается приверженность к крайним взглядам и способам действия в политике. «Экстремизм» отнюдь не новое понятие в политическом словаре человечества, ибо общество на протяжении большей части своей истории постоянно источало политическое насилие, приобретавшее самые различные формы.
Фактически ровесником и крайним выражением экстремизма, является терроризм. Терроризм – это общественный феномен, заключающийся в противоправном использовании крайних форм насилия или угрозы насилием для устрашения противников с целью достижения конкретных целей. Понятием «терроризм» в научной литературе в настоящее время стали обозначать действия оппозиционных организаций, практикующих политические убийства, а понятие «террор» закрепилось за репрессивными действиями государства по отношению к своим гражданам.
Безусловно, различие между государственным террором и оппозиционным терроризмом в принципе достаточно очевидно. Однако существует и специфическое промежуточное звено, соединяющее эти две формы: терроризм, втайне поддерживаемый и направляемый государственными органами. В случаях же, когда акции государственного терроризма направляются вовне, четко преследуют цель нанесения ущерба другим государствам, вмешательства в их внутреннюю жизнь, изменения международных отношений, они приобретают тем самым характер международного терроризма.2
Что касается понятия «международный терроризм», «террористический акт международного характера», «государственный терроризм», то пока что не существует их общепризнанной трактовки.
Перу западных авторов принадлежит значительное число определений понятия «международный терроризм». Так, в «Трактате по международному уголовному праву» говорится, что терроризм является международным преступлением, которое угрожает человеческому спокойствию и безопасности, оскорбляет всеобщую совесть и наносит ущерб человеческому достоинству. Между тем терроризм также расшатывает государственные и политические устои страны, является причиной смерти и увечья людей, наносит существенный материальный ущерб, угрожает территориальной целостности. По мнению Дж. Дугарда (ЮАР), международный терроризм – это насильственные акты, имеющие целью вызвать политические изменения, которые подрывают международные отношения и которые международное общество рассматривает как несовместимые с желаемыми нормами поведения. Дж. Дугард говорит о террористических актах, которые направлены на подрыв международной политической системы связей и противоречат нормам международной морали и права. Полагаем, что Дж. Дугард не учел то обстоятельство, что одной из разновидностей международного терроризма является международным криминальный терроризм в действиях международной организованной преступности. Её участники могут быть далеки от каких-либо политических целей, а акции террора могут быть направлены против конкурирующих преступных организаций в другой стране.
Ю. Динстейн (израиль) утверждает, что сущность терроризма вообще и международного терроризма в частности проявляется в беспорядочном насилии, обычно направленном против людей без разбора (невинные жертвы террористического акта) в целях создания в массах идеи, что цель оправдывает средства: чем ужаснее преступление, тем лучше с точки зрения террористов. По существу, он пытается провести разграничение между понятиями «внутригосударственный терроризм» (политический, криминальный и иной) и «международный терроризм».
С. Агравала (Индия) считал, что наиболее удачным является смешанное определение понятия «международный терроризм», включающее общую дефиницию и основные элементы этого преступления. По его мнению, необходимые элементы международного терроризма – это угроза насилием или применение насилия, создающие условия опасности для невинных людей или населения в целом, и международный характер преступления. Следовательно, С. Агравала указывает на террористические акты, которые в известной мере затрагивают международные отношения, но угрожают не собственно их субъектам и международному правопорядку, а людям, гражданскому населению, которые не имеют отношении к целям террористического акта.
Л. Кабрал (Аргентина) предлагал рассматривать в качестве международного преступления такие действия, как: 1. покушение на главу иностранного государства или сопровождающих его официальных лиц, представителей международных организаций; 2. захват воздушного судна во время международного рейса и другие подобные действия; 3. преступления против средств или путей международных связей; 4. покушения, совершаемые в местах проведения встреч международного характера, штаб-квартирах международных организаций, конгрессов, олимпийских деревнях и т.д. Данный перечень, однако, не учитывает такого существенного момента, как-то, что объектом посягательств иностранных террористов, даже при политических мотивах, могут быть мирные граждане.1
Однако, если различные зарубежные акции террористических групп осуществляются самостоятельно и не нацелены на изменение международных отношений, их, по мнению ряда исследователей, можно квалифицировать как транснациональный терроризм.
Следует выделить и терроризм, который можно назвать внутригосударственным; он включает в себя действия специально организованных групп или одиночек, направленных на достижение тех или иных политических целей в рамках самого государства.
Основанием для выделения названных форм терроризма являются различия как в субъектах террористической деятельности, так и в её направленности на достижение тех или иных результатов. В тесной связи с ним должны рассматриваться и особенности терроризма как формы подрывной деятельности. Однако следует отметить, что бытовавший ранее взгляд на терроризм почти исключительно как на враждебную деятельность спецслужб иностранных государств не совсем точно отражает действительность: значительная часть актов терроризма совершается группами и отдельными вовсе не по заданию спецслужб, более того, последние в настоящее время стремятся объединить и координировать свои усилия в борьбе с терроризмом.
При всем многообразии выдвигаемых террористическими организациями и одиночками – террористами лозунгов, идей, а порой и конкретных требований, их социальная направленность служит основанием для выделения следующих разновидностей терроризма: терроризм – социальный, преследующий цели коренного или частичного изменения экономического либо политического строя собственной страны; национально – этнический терроризм, включающий организации этно – сепаратистского толка и организации, которые поставили своей целью борьбу против экономического и политического диктата инонациональных государств и их представителей; религиозный терроризм, связанный либо с борьбой приверженцев одной религии в рамках общего государства с приверженцами другой, либо с попыткой подорвать и низвергнуть светскую власть и утвердить власть религиозную, либо с тем и другим одновременно; криминальный (уголовный) терроризм.
Перечисленные выше разновидности современного терроризма на практике редко выступают в чистом виде. Такие примеры дают отдельные группы и личности, представляющие социальный терроризм. Последний, однако, часто бывает окрашен в националистические или религиозные тона.1
Как отмечается в правовой литературе, понятие «терроризм» не имеет точной или широко принятой дефиниции. В « Трактате по международному уголовному праву», вышедшем в США под редакцией М.Бассиони и В.Нанди, указывается на объективные трудности выработки общепринятого юридического определения терроризма, что связано с тем фактом, что это слово может означать террор и варварство, устрашение, а также целую серию различных актов насилия. Участники V Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1975г.) пришли к выводу, что трудно дать более или менее точное определение терроризма. Отсутствие такой дефиниции имеет серьезные последствия при рассмотрении этого понятия в контексте процессов уголовного правосудия.
Слово «террор» пришло из латинского языка (terror – страх, ужас). Аналогичное значение имеют слова: terror (анг.), terreur (фр.) – ужас, страх. Существует также выражение «террористический акт» (acte de terreur). В.Маллисон и С.Маллисон дают такое определение: «Террор есть систематическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достижения публичных или политических целей». Они отмечают использование террора решений политических задач. В книге «Международный терроризм и всемирная безопасность» терроризм трактуется более широко и неопределенно: угроза насилием, индивидуальные акты насилия или компании насилия, ставящие целью в первую очередь постепенно внушить страх – терроризировать. Террор также олицетворяет собой акции массового физического, психологического или идеологического насилия осуществляемого общественно – политическими структурами, которые обладают неограниченной властью над находящимися в их сфере деятельности социальным контингентом, в целях склонения масс к определенному поведению.
Необходимо подчеркнуть различие между понятиями «террор» и «терроризм». От террора терроризм отличается следующим.
Во-первых, терроризм – это одноразово совершаемый акт либо серия подобных актов, имеющих не тотальный, массовый, а, напротив, локальный характер.
Во-вторых, субъекты терроризма не то что безграничной, а и вообще никакой официально установленной властью над контингентом той местности, где разворачиваются их действия, не располагают.
В-третьих, если террор – социально – политический фактор действительности, то терроризм – явление уголовно – правового свойства, и его насилие с целью понуждения к каким – либо действиям на фоне созданного состояния страха имеет не всеобщее, а местное значение.
Террор и терроризм – это разноуровневые явления в иерархии общественных событий по своей сущности и по значимости тех последствий для общества, которые они могут причинить.1
В ходе обсуждения проблемы в шестом Комитете Генеральной Ассамблеи ООН в 1976 г. предпринимались попытки дать определение понятия «тероризм». По мнению Р. Арона, акт насилия рассматривается как террористический в том случае, когда его психологический эффект обратно пропорционален его истинным физическим результатом. Э. Арегача определял терроризм как акты, сами по себе являющиеся традиционными формами общеуголовных преступлений, но совершаемые преднамеренно, с целью вызвать панику и беспорядок в организованном обществе, разрушить общественный порядок, парализовать противодействие террору со стороны общественных сил и интенсифицировать беды и страдания общества.
В Толковом словаре В.И.Даля подчеркивается основной смысл, нацеленность терроризма – устрашать смертью, казнью, насилием.2
Трактовка В.И. Далем слова «терроризм» ближе к современному понятию «терроризировать»: 1. устрашать, запугивать, держать в повиновении угрозами насилия и физического уничтожения; 2. творить расправу жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами и т.п. С.И. Ожегов уточняет такую деталь: террор – это физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам.3 Такое уточнение неоправданно сужает понятие терроризма, если его относить только к политическим противникам. Выходит, что если виновный осуществил насилие из политических мотивов в отношении не политических противников, а, например, «простых» граждан, то такие действия нельзя отнести к терроризму.
М. Тамкоч (США), отвергая мнение, что любой вид терроризма имеет политические цели, пишет: «терроризм есть нечто большее, чем анархизм, нацеленный на разрушение человеческой жизни и существующего порядка ради разрушения… Нет ничего политического в терроризме: это ужасная форма варварства». Однако он делает оговорку: «Терроризм имеет политическое значение только в том случае, если рассматривается в контексте большевистской революционной борьбы за мировое господство». Представляется, что столь узкое понимание политического терроризма не дает возможности учесть такую разновидность политического терроризма, как, например, национальный терроризм. Ярким проявлением международного национального терроризма может служить следующий пример: в Париже в 20-х годах был убит в своей машине турецкий дипломат, ровно через 48 часов после того, как был убит его коллега в Вене. Эти убийства, осуществленные армянскими террористами, стали началом длинной серии террористических актов национального толка. С тех пор был убит 21 турецкий дипломат.1
В период существования СССР, особенно в период сталинизма, террор осуществлялся против своего народа, были акты и международного терроризма. СССР и другие социалистические страны всегда оправдывали любые акции террора, если они совершались в процессе «революционных» или «освободительных» движений. Именно под видом национально – освободительных движений СССР пытался установить прокоммунистические режимы в различных регионах мира, финансируя и вооружая террористические организации. Западные страны принимали против этого меры, пытались создать единый фронт борьбы с терроризмом. Для этого требовалось создать и единую концепцию понимания этого явления и борьбы с ним. ЦРУ США предложило такое определение: «Терроризм – это угроза применения или применение насилия в политических целях отдельными лицами или группами лиц, действующими или против существующего в данной стране правительства, когда такие действия направлены на то, чтобы нанести удар или запугать более многочисленную группу, чем непосредственная жертва, в отношении которой применяется насилие». Такое определение давало США основание считать насилие, осуществляемое «национально – освободительными движениями», террористическим.
Международный терроризм ЦРУ понимался таковым при условии его поддержки иностранным правительством или организацией направленный против иностранных граждан, организаций либо правительств. Террористическую деятельность проводят группы, ставящие задачу ниспровергнуть определенный государственный строй, исправить национальную или групповую несправедливость или подорвать международный порядок как конечную цель своей деятельности.
Как мы видим, международный терроризм понимается большинством авторов как вид насилия (политического, уголовного), затрагивающего в той или иной степени международные отношения. Вместе с тем в определениях отсутствуют ясные указания на объект и субъект этого преступления, к международному терроризму не относят террор, лишенный политических мотиваций, например массовые убийства с помощью взрывных устройств, которые совершают наркодельцы для устранения конкурентов.
Международный терроризм исследовался советскими правоведами. Однако в силу объективных факторов определения такого терроризма носили однобокий характер. А.Н. Трайнин, первый советский исследователь международных преступлений, среди иных международных правонарушений не конкретизировал данное понятие, а ссылался на Конвенцию о предупреждении и пресечении терроризма 1937 года. П.С. Ромашкин также отсылает к ней. Д.Б. Левин определял международный терроризм как убийство дипломатических представителей и вообще политических деятелей иностранных государств в целях усиления международной напряженности и раздувания политических и военных конфликтов. Данное определение неполно, оно не учитывает, что террор может совершаться по отношению не только к дипломатам иностранных государств, но и к прочим гражданам.
И.П. Блищенко и Н.В. Жданов писали, что международный терроризм охватывает не только насилие против представителей иностранного государства или на иностранной территории лицами, имеющими гражданство, отличное от гражданство страны места совершения террористического акта, но и подрывной деятельности одного государства против другого либо поощрения такой деятельности на территории одного государства с территории другого.
И.И. Карпец рассматривал терроризм как преступление международного характера особого вида: это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (охватывающая два или более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушений на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов. По мнению автора, цель терроризма – нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно – бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма являются также дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами. Охарактеризовав столь широко терроризм, И.И. Карпец считает, что это деяние может рассматриваться и как международное преступление.
Л.А. Моджорян считает, что «от терроризма как государственного преступления следует отличать терроризм как преступление международного характера, затрагивающее интересы двух и более государств или нарушающее международный правопорядок. Террористический акт можно квалифицировать как преступление международного характера, когда: 1. террорист и лица, страдающие от террористического акта являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами этих государств; 2. террористический акт направлен против лиц, пользующихся международной защитой; 3. подготовка к террористическому акту ведется в одном государстве, а осуществляется в другом; 4. совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом, и встает вопрос о его выдаче». Таким образом, в советской правовой доктрине наблюдаются значительные расхождения при определении характера и содержания международного терроризма.1
В «Словаре международного права» 1986 г. международный терроризм оценивался как совокупность общественно опасных в международном масштабе деяний, влекущих бессмысленную гибель людей, нарушающих нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющих осуществление международных контактов и встреч, а также транспортных связей между государствами.
Нетрудно убедиться, что существующие определения международного терроризма не дают полного и четкого представления о нем как о международном правонарушении. Несомненный интерес представляют формулировки, относящие международный терроризм к категории международных преступлений, определяющие его субъект, объект и некоторые признаки (государство, международные отношения и международный правопорядок, суверенитет государств, политические и государственные деятели, дипломаты и т.д.). Большинство исследователей отмечают политический характер акций международного терроризма, их серьезную опасность для мира и межгосударственных отношений. Лишь отдельные авторы, расширяя понятие международного терроризма относят к нему и акции общеуголовного характера.1
Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран показывает, что терроризму как деянию свойственны следующие четыре отличительных признака.
В первую очередь отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.
Следующая отличительная черта терроризма – это публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Терроризм сегодня – это бесспорно форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие. Поэтому когда мы на практике имеем дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей, тем меньше вероятности, что это акты терроризма.
Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным с самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. «Совершенно разные цели, - пишет Ю.М. Антонян, - могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и «рядовых» граждан, при уничтожении или повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений».2 Причем создается эта обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально – психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким либо действиям в интересах террористов или их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной сфере. Однако терроризм тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновным не ради самого страха, а при других целей, и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели. Благодаря созданной обстановке страха террористы стремятся к достижению своих целей, причем не за счет собственных действий, а благодаря действиям иных лиц, на кого призвано оказывать воздействие устрашение, поэтому в отличие от других преступлений здесь наличествует страх иного рода, это страх не «парализующий», а, так сказать, «мобилизующий» на выбор варианта поведения, устраивающего виновных.
И еще одной отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, то есть насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынуждено) волевого решения самим потерпевшим лицом вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно ради достижения того результата, который террористы стремятся получить за счет действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путем совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям. При этом воздействие на лиц, от которых террористы желают получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным.
Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, представляется возможным остановится на следующем обобщающем определении терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого – либо решения или отказ от него в интересах террористов.1

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика терроризма.

2.1. Объект и объективная сторона преступления.

Классификация преступлений, формирование разделов и глав УК при кодификации уголовного законодательства, а также квалификация конкретных преступных проявлений в соответствии с уголовным законодательством начинается с определения их объекта. Именно объект позволяет решить вопрос о характере (содержании) и степени общественной опасности деяния.
По мнению В.Н. Кудрявцева: «Установление объекта преступного посягательства, служит как бы предварительной программой для выбора той группы смежных составов, среди которых нужно будет уже более тщательно искать необходимую норму».1
Именно объект является одним из основных критериев отграничения преступлений друг от друга и преступлений от иных правонарушений.
Для рассматриваемого состава проблема объекта актуально вдвойне.
Во-первых, в силу того, что в УК РК законодателем он помещен в гл. 10 «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», тогда как в УК КазССР проявления терроризма-террористический акт был помещен в гл. 1 «Государственные преступления».
Во-вторых, содержание общественной безопасности как объекта преступления по-разному толкуется учеными-юристами.
А.В. Наумов считает объектом интересы, блага субъекта, охраняемые законом.
В ряде работ имеет место возвращение к позиции, высказанной в свое время А.А. Пионтковским и Б.С. Никифоровым, о совпадении предмета и непосредственного объекта преступления и необходимости отказа от понятия последнего. По мнению В.К. Глистина предмет является элементом самого общественного отношения, входя в его структуру. Это характерно лишь для общественных отношений по поводу предметов материального мира. Когда же речь идет о благах, составляющих идеальные, духовные ценности, общественные отношения неизбежно переносятся на их носителя – человека.4 Практически через физические и моральные страдания человека ущерб причиняется тем духовным общественным благам, которыми располагает общество и которыми оно наделяет своих граждан.
Родовым объектом выступает общественная безопасность и общественный порядок.
Безопасность как условие функционирования и развития общества имеет два составляющие, которые оцениваются объективным и субъективным критериями безопасности. Объективный критерий – это уровень защищенности системой законодательного регулирования, организационными мерами по использованию материальных средств, реализацией этих мер правоохранительными и другими органами. Субъективный критерий общественной безопасности как объекта уголовно – правовой охраны – часть общественной психологии, т.е. общественное спокойствие, ощущение состояния защищенности, своей безопасности и безопасности других, неприкосновенности имущества, уверенность в нормальной работе государственных и общественных институтов.
В соответствии с выдвигаемыми в настоящее время целями и задачами, на современном этапе развития терроризма существенно усложнился и расширился круг объектов террористической деятельности. С учетом современной практики терроризма и в силу особенностей механизма осуществления террористической деятельности, есть основание выделить две основных группы таких объектов.
В первую группу составляют общие объекты посягательств, в отношении которых выдвигаются цели их ослабления, подрыва, дезорганизации. К ним относятся международная безопасность, внутренняя и внешняя безопасность страны, ее международные связи, позиции и интересы; основы общественного строя, политическая организация общества, государственная власть и ее институты; общественная безопасность и др. Например, объектом деятельности большинства национал-экстремистских организаций в Европе, в Юго-Восточной Азии является территориальная целостность отдельных государств. Объектом посягательств левацких организаций в странах Латинской Америки, Западной Европы выступает конституционный строй многих государств в этих регионах, их демократические институты.
Вторую группу объектов террористической деятельности составляют жизнь, здоровье, свобода конкретных лиц; безопасность большого числа людей на различных объектах, средствах транспорта, промышленных производствах; существование и нормальное функционирование различных материальных объектов – органов жизнеобеспечения населения, предприятий по производству, использованию или хранению особо опасных материалов и др. Все они являются объектами непосредственного насильственного, террористического воздействия. Применяя по отношению к ним различные виды насилия или угрожая применить его, террористические организации рассчитывают на устрашение своих политических противников и таким образом предполагают добиться достижения выдвинутых целей и задач.1
Объектом посягательства для террористов является деятельность государственных органов, международных организаций, физических или юридических лиц, на которых они стремятся воздействовать путем устрашения населения нижеуказанными общественно опасными деяниями. Причем эти деяния выступают для террористов не в качестве основных, а в качестве вспомогательных, в качестве способа совершения основного действия в этом сложном преступлении – понуждения к принятию какого – либо решения или отказу от него. Поэтому совершенно правильно в одном из Комментариев к УК РК указывается на следующие особенности терроризма: «Террористические действия могут быть разнообразны, но всех их объединяет два общих элемента. Во – первых, они направлены на подрыв государственной власти и, во – вторых, создают у населения чувство страха и беспомощности, возникающих под влиянием организованного и жестокого насилия».
Наличие единого полиобъекта актов терроризма порождает и единое полипоследствие этого преступления. Оно может содержать различные комбинации находящихся между собой в неразрывном единстве конкретных ущербов в виде фактически наступившего вреда и в виде создания опасности. Атмосфера опасности должна стать стимулом для выполнения требований террористов.
Если при совершении обычных преступлений с элементами терроризирования устрашающее воздействие направляется непосредственно в адрес тех, кому предъявляются требования, то при совершении терроризма и других преступлений террористической направленности прослеживается иное. Устрашающее воздействие в адрес тех, кому предъявляются требования, осуществляется через устрашение населения или социальных групп, которые не имеют прямого отношения ни к насильственным действиям, ни к адресатам воздействия террористов. Таким образом существует как бы два уровня устрашения – сначала осуществляется устрашение населения или социальных групп, создается обстановка страха как объективно существующий социально – психологический фактор и затем на базе этого осуществляется устрашение тех, к кому обращены требования и от кого зависит удовлетворение интересов террористов.
Механизм оказания устрашающего воздействия выглядит следующим образом. Если акт терроризма сопряжен с реальным выполнением общественно опасных действий, то здесь возможны следующие варианты последствий, входящих в единое последствие. В результате совершения насильственных действий наступают, соответственно, последствия в виде реального причинения вреда жертвам, имущественного ущерба. Но этим последствия насильственных действий, входящих в структуру акта терроризма, не исчерпываются, поскольку данные действия совершаются не ради них самих и таят угрозу их повторения, а значит опасность наступления новых подобных последствий. Последствие здесь имеет как бы две стороны – реальное наступление вреда и реальная опасность наступления такого же вреда в будущем. Именно эта двойственность последствий общеопасных действий порождает последствие акта терроризма – возникновение обстановки страха среди населения или социальных групп, не имеющих прямого отношения ни к совершенному действию, ни к адресатам воздействия террористов.1
Объективная сторона является одним из признаков состава преступления. В соответствии со ст. 9 УК РК «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Общественная опасность проявляется прежде всего в поведении человека, его поступках, в действии и бездействии. Мысли, убеждения лица, как бы предосудительны они ни были, не могут рассматриваться как преступление. И поэтому прав Н.С. Таганцев, который пишет, «Как бы ни было опасно для общества или порочно известное лицо, как бы ни были вероятны предложения преступных поползновений, судья не может назначить ему наказание, пока не признает, что он совершил деяние, запрещенное законом».1
В науке уголовного права нет единой точки зрения в вопросе о том, какие элементы объективной стороны относить к обязательным, а какие к факультативным. Однако общепризнано, что обязательным элементом состава преступления, характеризующим объективную сторону, является деяние человека.
Описание объективной стороны терроризма, данное в диспозиции ч.1 ст. 233 УК РК, имеет несколько погрешностей. Для характеристики терроризма в нем используются словосочетания «иные действия» и «эти действия», предполагают лишь активную форму поведения человека. Между тем террористическая акция иногда может быть осуществлена и путем бездействия например, посредством невыполнения обязанностей, связанных со своевременным отключением производственных или технологических процессов в энергетике, на транспорте либо в добывающей промышленности. Поэтому, наверное, в диспозициях ч.2 и ч.3 ст. 233 УК РК и употреблены выражения «те же деяния» и данное выражение своим содержанием охватывает и действия, и бездействия людей.
Объективная сторона терроризма выражается в двух самостоятельных формах:
1) совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных действий.
2) Угроза совершения указанных действий.
Применительно к первой форме терроризма к иным действиям, помимо взрыва или поджога, следует относить: устройство аварий, обвалов, блокирование либо разрушение транспортных коммуникаций, заражение источников воды, уничтожение жизненно важных коммуникаций, нападение на объекты, требующие особых мер безопасности, захват вокзалов, аэропортов и т.п.
Ч. 1 ст. 233 УК РК имеет ввиду взрыв, поджог или иные действия, которые создают опасность: а) гибели людей (хотя бы одного человека); б) причинения значительного имущественного ущерба; в) наступления иных общественно опасных последствий.
Оценка возможного значительного имущественного ущерба должна быть дифференцированной в зависимости от ценности и значимости имущества, материального и финансового положения потерпевшего.
Возможные иные общественно опасные последствия могут выражаться в виде причинения вреда здоровью многих людей, срыва работы крупного предприятия или учреждения, разрушения коммуникаций, обеспечивающих жизнедеятельность населения (водоснабжения, канализации, линий электроснабжения).
Общее указание на общественно опасный характер иных последствий порождает вопрос об их нижнем пределе. По смыслу диспозиции статьи 233 УК РК можно сделать вывод, что речь идет об адекватных последствиях, согласующихся с целями терроризма и определяемых с учетом того, как это решено в отношении людей и имущества.
Для квалификации терроризма по ч. 1 ст. 233 УК РК не требуется наступления гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или иных общественно опасных последствий. Преступление считается оконченным, если взрыв, поджог или иные действия создали реальную опасность наступления каких – либо указанных последствий.
Вторая форма терроризма выражается в угрозе совершения указанных действий. Реальность этой угрозы определяется ее способностью вызвать у группы лиц, населения или властей обоснованное опасение ее осуществления. Угроза может быть устной, письменной или наглядно демонстрационной, в том числе с использованием технических средств (телефонной связи, радио и т.д.). Для наличия состава преступления не имеет значения, была ли угроза открытой или анонимной. Будучи обращенной, к гражданам, она как правило, носит публичный характер либо рассчитана на ее распространение. Если же угроза обращена к организации, учреждению или органу власти, то достаточно сообщения ее одному из служащих (например, по телефону). Хотелось бы отметить, что не оказывает влияния на квалификацию, де6йствительно ли лицо намеревалось привести свою угрозу в исполнение или же не имело такого намерения. В данном случае определяющим является использование угрозы как средства устрашения населения или властей.

2.2. Субъект и субъективная сторона преступления.

Субъект преступлений в науке уголовного права рассматривается как один из необходимых элементов состава преступления. Наличие субъекта преступления является важным условием уголовной ответственности, так как «она возможна только при наличии, лица, совершившего преступление».1
Субъектом преступления по уголовному праву признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность.
Для того, чтобы определить, содержит ли совершенное деяние состав терроризма, необходимо выяснить, обладает ли совершившее данное деяние лицо установленными в законе признаками субъекта. Такими признаками, предусмотренными во всех составах преступлений, являются: наличие физического лица, его вменяемость и достижение определенного возраста.
Субъектами терроризма могут быть лишь физические лица. Это граждане РК, иностранные граждане и лица без гражданства. Ограничение круга возможных субъектов преступления физическими лицами означает, что субъектами терроризма, как и любого другого состава, не могут быть юридические лица, т.е. предприятия, учреждения, организации, партии. Этот вопрос решен на законодательном уровне (в УК РК 1997г.). Однако, в теоретическом плане проблема ответственности юридических лиц в уголовном праве остается дискуссионной.
Вменяемость – второй необходимый юридический признак субъекта преступления. Без него лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Она выражается в способности субъекта сознавать совершаемое и сознательно руководить своими действиями. Обладающие такой способностью лица являются вменяемыми.
Третьим необходимым юридическим признаком субъекта преступления является возраст лица, совершившего преступное деяние. УК РК предусматривает уголовную ответственность за терроризм с четырнадцатилетнего возраста.
Субъективная сторона – это вся психическая деятельность, которая сопровождает совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы в полном единстве и взаимообусловленности.2 Значение субъективной стороны состоит в том, что при ее помощи точно квалифицируются преступления, отграничиваются друг от друга сходные составы, индивидуализируется ответственность.
Если объективная сторона преступления – это внешняя характеристика преступления, то субъективная сторона является его внутренней характеристикой. Иными словами можно характеризовать ее как психическое отношение преступника к совершенному им преступлению.
Субъективная сторона является необходимым элементом любого состава преступления, в том числе и терроризма. Лишь установив субъективную сторону преступления, можно правильно его квалифицировать. Она же позволяет отграничить друг от друга сходные составы, индивидуализировать ответственность. К признакам, образующим субъективную сторону преступления, относятся: вина, мотив, цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Как нам уже известно, не все признаки субъективной стороны имеют в различных составах одинаковое значение. Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком субъективной стороны любого состава преступления. С субъективной стороны терроризм характеризуется умышленной виной в форме прямого умысла. Лицо осознает, что совершает взрыв, поджог или иные действия, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, что эти действия носят террористический характер и желает такие действия совершить.
Осознание общественно опасного характера столь сложного деяния как терроризм включает в себя осознание многообъектности посягательства и общеопасного способа исполнения первоначального действия, а также осознание того, что это действие может породить состояние страха среди населения на уровне социально – психологического фактора и способствовать оказанию воздействия на адресата требований. Предвидение общественно опасных последствий терроризма – это представление о тех событиях и тех последствиях, которые могут произойти в будущем с неизбежностью с той или иной долей вероятности: возникновение общеопасного вреда, могущего повлечь невинные жертвы или иные тяжкие последствия, либо создание реальной опасности его причинения, порождение в обществе состояния страха, напряженности, причинение вреда адресатам требований. Желание, как волевой признак прямого умысла, состоит в стремлении к определенному результату, последствиям, т.е. с прямым умыслом могут достигаться лишь те результаты, последствия, которые выступают в качестве цели виновного. При наличии прямого умысла цели и последствия находятся в неразрывной связи, желание как признак умысла заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут наступать в качестве: 1) конечной цели, 2) промежуточного этапа, 3) средства достижения цели и 4) необходимого сопутствующего элемента деяния.1
Для терроризма таким же обязательным признаком наряду с виной является и цель, поскольку непосредственно в самой уголовно – правовой норме имеется указание на нее – «в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами РК». Мотив же для данного состава является факультативным признаком. Он может быть политическим, корыстным, криминальным и т.д. Цель терроризма может также выражаться в намерении оказать воздействие на принятие решения органами власти(выпустить на свободу лиц, находящихся в заключении, вывести войска с определенной территории, требование ухода в отставку должностного лица высшего государственного органа и т.п.). В качестве средства достижения цели террористов служат последствия совершения общеопасных действий или угрозы таковыми, которые приводят к информированию об этом неопределенно большого количества людей. Промежуточной целью является обстановка страха, напряженности в результате информационного воздействия на неопределенно большое количество людей. Конечной целью выступает понуждение государства, международной организации, физического, юридического лица или группы лиц к совершению каких – либо действий или отказу от них интересах террористов и в ущерб адресатам воздействия.
По указанным целям терроризм отличается от диверсии, ряда преступлений против личности.

2.3. Квалифицирующие признаки терроризма.

Часть 2 статьи 233 предусматривает ответственность за совершение тех же действий при наличии квалифицирующих обстоятельств, которые (по общему правилу) свидетельствуют о большей общественной опасности. Это следующие обстоятельства: а) неоднократно; б) с применением огнестрельного оружия.
Совершение преступления неоднократно. Данный квалифицирующий признак заменил в новом УК РК такую разновидность множественности преступлений, как повторность деяния. Согласно, ч. 1. Ст. 11 УК РК под неоднократностью понимается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи. Таким образом, неоднократность предполагает повторение одного и того же преступления. Неоднократность совершения преступления нет обязательно должна быть сопряжена с судимостью за предыдущее преступление. Вместе с тем осуждение лица за ранее совершенное преступление не является препятствием для признания второго преступления совершенным неоднократно и соответственно, для квалификации по ч. 2 ст. 233 УК РК.
Обязательным признаком неоднократности является юридическое наличие первого преступления, т.е. лицо не должно быть либо не освобождено в установленном законом порядке от уголовной ответственности, либо судимость за ранее совершенное преступление не погашена и не снята.
Терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия. В соответствии с законом РК от 30 декабря 1998г. «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» под оружием понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой и иной цели, подачи сигналов.
Оружие может быть огнестрельным (для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда: винтовки, карабины, пистолеты, автоматы и т.д.), холодным (для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения: кинжалы, штыки, кастеты, кистени и т.д.), метательным (для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека либо механического устройства: метательные ножи, арбалеты и т.п.), газовым (для временного поражения живой цели: газовые пистолеты и револьверы). В данном пункте речь идет об огнестрельном оружии. Оружие может быть как заводского изготовления, так и самодельное.
Что касается понятия применения виновным огнестрельного оружия при терроризме, то на наш взгляд, применение означает использование его поражающих свойств для причинения вреда здоровью или уничтожения людей как с реальными последствиями, так и при покушении на жизнь и здоровье людей. Соответственно, не является применением в смысле ч. 2 ст. 233 УК РК демонстрация наличия оружия. Такие действия могут образовать угрозу, предусмотренную ч. 1 ст. 233 УК.
Если же огнестрельное оружие применялось с целью избежать задержания после совершенного акта терроризма, действия квалифицируются самостоятельно, рассматриваемого квалифицирующего признака не будет.
Часть 3 ст. 233 УК РК предусматривает совершение деяний указанных в ч.ч. 1 ил 2 ст. 233, при наличии особо квалифицирующих признаков:
А) соединенные с применением или угрозой применения оружия массового поражения, радиоактивных материалов и совершением или угрозой совершения массовых отравлений, распространения эпидемий или эпизоотий, а равно иных действий, способных повлечь массовую гибель людей.
При толковании понятия оружия массового поражения следует исходить из трактовки этого понятия , сформулированного ООН в 1948г., как такого оружия, которое «должно быть определено таким образом, чтобы включать оружие, действующее атомным взрывом, оружие, действующее при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое и биологическое оружие и любое разработанное в будущем оружие, обладающее характеристиками, сравнимыми по разрушительному действию с атомным и другим упомянутым выше оружием».1
В соответствии со ст. 1 Закона Республики Казахстан «Об использовании атомной энергии» от 14 апреля 1997г., к радиоактивным материалам относятся: ядерные материалы, радиоактивные вещества, радиоактивные отходы.
Ядерные материалы – это материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества.
Радиоактивные вещества – это не относящиеся к ядерным материалам, вещества, обладающие способностью к самопроизвольному превращению в другие элементы, которое сопровождается ядерным излучением. Например, уран, плутоний, радий.
Радиоактивные отходы – ядерные материалы и радиоактивные вещества, дальнейшее использование которых не предусматривается.
Под применением понимается использование этих предметов. Угроза же применения должна быть реальной.
Б) повлекших по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.
Умышленное причинение смерти или иных тяжких последствий влечет квалификацию по совокупности преступлений. К иным тяжким последствиям могут относиться: гибель нескольких или многих людей, причинение тяжкого вреда их здоровью, крупный материальный ущерб, уничтожение памятников истории и культуры и т.д.
В ч. 4 ст. 233 УК предусмотрено особо квалифицирующее обстоятельство: «Посягательство на жизнь человека, совершенное в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранным государством или международной организацией, а равно посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в тех же целях, а также в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность».
Государственным деятелем признается лицо, занимающее руководящую должность в органах законодательной, исполнительной или судебной власти. К ним относятся: министры, руководители местных органов власти, депутаты и т.д.
Общественным деятелем следует признавать руководителей, активистов политических партий, общественно-политических движений и других лиц, которые осуществляют руководящую политическую и общественную деятельность вне государства.
Посягательство на жизнь государственных и общественных деятелей иностранного государства нужно квалифицировать по совокупности преступлений по ст. 96 и ст. 163 УК.
С объективной стороны преступление выражается в убийстве или покушении на убийство указанных лиц.
Преступление считается оконченным с момента, когда совершены действия, направленные на лишение жизни государственного или общественного деятеля, независимо от наступления последствий.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом на убийство государственного или общественного деятеля и целью прекратить его государственную или иную политическую деятельность или по мотивам мести. Убийство, совершенное по бытовым и личным мотивам не признается террористическим актом.
Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением государственных органов или иным способом способствовало предотвращению акта терроризма и е6сли в его действиях не содержится состава иного преступления.
Своевременное предупреждение означает сообщение о готовящемся акте терроризма.
К иным способам относятся срыв согласованного плана действий, создание условий для своевременного захвата террористов и т.д.
Лицо освобождается от ответственности за подготовку акта терроризма, если этот акт был действительно предотвращен.
Ст. 233 дополнена двумя подстатьями: 233-1 и 233-2. В статье 233-1 устанавливается ответственность за пропаганду терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма. Квалифицирующим признаком ст. 233-1 является совершение данного преступления лицом с использованием своего служебного положения либо руководителем общественного объединения либо с использованием средств массовой информации. В статье 233-1 устанавливается ответственность за создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности










Глава 3: Организационные меры предупреждения терроризма

3.1. Причины и условия, способствующие совершению актов терроризма.

Терроризм имеет тенденцию к росту именно в переходные периоды и этапы жизни общества, когда в нем создается определенная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость является основной характеристикой базовых отношений и социальных связей. Это является благодатной почвой для взращивания насилия и агрессивности в обществе, которые нередко становятся самодовлеющими ценностями. Все это приводит к тому, что та или иная экономическая, этническая, социальная, религиозная или другая группа пытается навязать свою волю обществу, используя при этом в качестве инструмента реализации своих устремлений насилие.1
Следует отметить, что успех борьбы с тем или иным общественно – опасным явлением в значительной степени зависит от понимания его сущности, причин возникновения и устойчивости существования.
Отчего же терроризм сегодня перерос рамки национальной проблемы отдельных государств и приобрел мировые масштабы? Причин тому достаточно, назовем лишь наиболее существенные.
О каких бы причинах, порождающих политический экстремизм и терроризм, мы ни говорили, какие бы группы факторов мы ни выделяли, прежде всего, необходимо подчеркнуть, СНГ переживает переходный период, в основе которого лежит передел собственности, прямо затронувший судьбу и интересы всех граждан страны. И весь этот процесс определяет поведение отдельных лиц, всех значительных социальных, этнических и профессиональных групп населения. В такой переходный период, тем более отягощенный тяжелым экономическим кризисом, в обществе объективно создаются условия социального противостояния, формируется особое состояние массового сознания, для которого характерна неадекватная оценка реальной действительности, широкое распространение получают настроения неуверенности, не оправдавшихся ожиданий, социального страха, озлобленности и агрессивности. В этих условиях легко воспринимаются экстремистские призывы к акциям социального протеста. Когда это еще дополняется слабостью государственной власти, ее неспособностью обеспечить физическую безопасность личности и ее имущества, культ насилия начинает стремительно прокладывать себе дорогу, и экстремизм в этих условиях становится неотъемлемой частью менталитета всего общества.
В числе обстоятельств способных при определенных условиях превратиться в причины активизации терроризма в странах – членах СНГ, можно назвать прежде всего разрушение административно – командной системы. Парадокс заключается в том, что культивировавшийся достаточно длительное время тезис о существовании терроризма в международных отношениях в капиталистических странах, и лишь отдельных террористических акций в социалистических странах, при всей его идеологизированности в значительной степени соответствовал действительности, так как мировой опыт общественного развития свидетельствует о том, что общество открытого демократического типа создает более благоприятное условия для террористической деятельности, чем административно – командная система с ее тотальным, жестким контролем как за поведением отдельной личности, так, и безусловно, за функционированием всех общественно – политических институтов. Из сказанного следует вывод, что разрушение административно – командной системы и демократизация общества не только не приводят к «автоматическому» искоренению политического экстремизма и терроризма, а, напротив, могут способствовать усилению влияния факторов на социально – политическую жизнь общества. Как правило, особенно уязвимым с этой точки зрения является переходный период, переживаемый странами – членами СНГ и сопровождающийся ломкой старых и формированием новых государственных структур, усилением элемента нестабильности, резким обострение внутренних противоречий, основанных на нерешенных социально – экономических, национальных, религиозных и других проблемах, появлением самого различного рода негативных явлений. Следует отметить, что переходный период опасен с интересующей нас точки зрения потерей определенной частью общества некоторых нравственных и социальных ориентиров, что нередко в истории приводило к стремлению решить те или иные проблемы с помощью насилия.1....

Құрметті оқырман! Файлдарды күтпестен жүктеу үшін біздің сайтта тіркелуге кеңес береміз! Тіркелгеннен кейін сіз біздің сайттан файлдарды жүктеп қана қоймай, сайтқа ақпарат қоса аласыз! Сайтқа қосылыңыз, өкінбейсіз! Тіркелу
Толық нұсқасын 30 секундтан кейін жүктей аласыз!!!


Кейінірек оқу үшін сақтап қойыңыз:


Қарап көріңіз 👇



Жаңалықтар:
» NIS-тің мың домбырашысы Гиннесс рекордтар кітабын бағындырды 26.05.2022
» Президенттің баспасөз қызметі Тоқаевтың 30 жыл бұрынғы суреттерін көрсетті (фото) 22.05.2022
» Қазақстандағы жеңілдетілген автокөлік несиелері: Автосалондар қосымша қызмет алуға мәжбүрлейді 20.05.2022

Келесі мақала, жүктелуде...
Біз cookie файлдарын пайдаланамыз!
Біздің сайтты пайдалануды жалғастыра отырып, сіз сайттың дұрыс жұмыс істеуін қамтамасыз ететін cookie файлдарын өңдеуге келісім бересіз. Cookie файл деген не?
Жақсы