👈 қаріп өлшемі 👉

Соотношение прав и обязательств государств-членов НАТО по поддержанию международного мира и безопасности по Договору организации и Уставу ООН

 Соотношение прав и обязательств государств-членов НАТО по поддержанию международного мира и безопасности по Договору организации и Уставу ООН

Актуальность темы исследования. Одним из основных приоритетов "Стратегии развития Республики Казахстан до 2030 года", закрепленных в Послании Президента Республики к народу Казахстана в 1997 г. [1], является национальная безопасность, обеспечение которой, вследствие вовлечения Казахстана в мировые интеграционные процессы, напрямую зависит и от участия Республики в региональных организациях (системах) международной безопасности. Среди таких международных учреждений особое место занимает Организация Североатлантического Договора (НАТО, англ.: North Atlantic Treaty Organization). НАТО представляет собой военно-политический союз входящих в нее государств. Он был создан на основе Североатлантического Договора, подписанного 4 апреля 1949 г. В настоящее время членами НАТО являются 26 государств[2].
За более чем пятидесятилетний период существования НАТО играло и продолжает играть важнейшую роль в обеспечении европейской безопасности. Созданная после окончания второй мировой войны как антикоммунистический блок, Организация Североатлантического Договора коренным образом пересмотрела и изменила свои цели и задачи после прекращения существования СССР и Организации Варшавского Договора, преобразовавшись от чисто (или собственно) военного блока в более эффективную военно-политическую региональную организацию безопасности. Более того, одобрение в 1991 г. Новой стратегической концепции, которая фактически стала базой для глубокого процесса реформирования Североатлантического альянса, создало фундамент для начавшегося в начале 90-х гг. ХХ века так называемого "расширения НАТО на Восток". В данном контексте налаживание особого и широкомасштабного сотрудниче¬ства, основанного на равноправном диалоге, стало одним из принципиальных внешнеполитических приоритетов для Республики Казахстан.
Накопленный опыт НАТО в обеспечении региональной безопасности, проведении миротворческих операций, создания демократиче¬ского контроля над строительством эффективных вооруженных сил и формировании бюджета в государствах-членах, а также во многих других новых сферах деятельности альянса, представляет особый интерес для Республики Казахстан и других республик бывшего СССР в рамках сотрудничества Программы "Партнерство во имя мира". Кроме того, дальнейшее углубление равноправных отношений с Организацией Североатлантического Договора создает предпосылки для обретения в его лице дополнительного гаранта национальной безопасности Республики Казахстан.
Степень разработанности темы. В казахстанской юридической литературе международно-правовые вопросы структуры и деятельности Организации Североатлантического Договора практически мало разработаны. Прежде всего косвенное отражение данной темы находится в работах, посвященных общим международно-правовым проблемам обеспечения универсальной и региональной безопасности, в которых дается краткий анализ международно-правовой природы организации и деятельности НАТО. Далее достаточно обобщенный анализ деятельности НАТО можно встретить в научной работе, которая рассматривает данную тему в контексте сотрудничества Республики Казахстан с этой организацией. Однако, несмотря на наличие таких работ, а также на то, что данная тема является более чем актуальной, нет ни одной отдельной специальной работы, в которой был бы проведен всесторонний международно-правовой анализ структуры и деятельности НАТО.
Если обратиться к советской международно-правовой науке, которая с самого начала существования НАТО давала как юридическую, так и политическую оценку структуры и деятельности Североатлантического альянса, то в ней преимущественно исследовались вопросы роли альянса в системе обеспечения всеобщей и региональной безопасности, а также отдельные международно-правовые проблемы деятельности организации. В ходе исследования были использованы работы таких юристов-международников, как И.И. Лукашук, В. П. Атаренков, Ю.Ф. Кузнецов, О.Н. Быков, Д.С.Берг, В.И.Кирьянов, В.К.Собакин, А.И.Уткин, В.А.Семенов. В данном случае следует отметить, что несмотря на достаточно глубокий анализ структуры и деятельности НАТО, односторонний и с самого начала, субъективный подход в рассмотрении данной темы, являются основными недостатками работ этих авторов.
Работы российских юристов-международников, даже после распада СССР, все равно носят некоторый предвзятый оттенок, вызванный отчасти политикой расширения НАТО на Восток что, соответственно, мешает объективно подойти к рассмотрению данной темы. В этой связи в работе были использованы труды Б.Б. Казанцева, Ю.Б.Захарова, В.А. Плотникова, Г.В.Морозова, В.И. Азбукина.
Большую помощь в процессе дипломного исследования оказали труды западных юристов-международников, мнения которых в отдельных случаях имеют более объективный и целевой характер. Использование в работе мнений юристов-международников крупнейших европейских и американских университетов, а также теоретические и практические положения в работах специалистов-служащих НАТО, представляет особый интерес в рассмотрении данной темы. С этой позиции были использованы труды таких западных юристов-международников, как Зинн Говард, Рональд Каглер, Ричард Ларраби, Фрэнк Стивенс, Алисон Бэйлис, Сильвио Баланзино.
Методология. Основу методологии дипломного исследования составил анализ и синтез всего спектра теоретических и практических положений и выводов, сформулированных в работах советских, российских, казахстанских и западных юристов-международников. В своем анализе сущности и юридической природы структуры и деятельности Организации Североатланти¬ческого Договора, автор также опирался на большой круг законодательных актов и международных договоров, документов из текущих архивов государственных органов и международных организаций. Эти материалы, учебники, монографии, а также внутренняя документация НАТО, позволили автору глубоко изучить проблему и выработать собственное видение по вопросам дипломного исследования.
Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования в качестве юридической категории является международно-правовые вопросы структуры и деятельности Организации Североатлантического Договора.
Конкретным предметом исследования являются отдельные международно-правовые аспекты структуры и деятельности Организации Североатлантиче¬ского Договора, а также непосредственное сотрудничество Республики Казахстан и НАТО.
Цель и задачи исследования. Цель работы состоит в том, чтобы, изучив и обобщив соответствующие международные договоры и материалы, законодательные акты, а также доктрину, дать анализ международно-правовых аспектов структуры и деятельности Организации Североатлантического Договора. Данная общая цель конкретизируется и достигается решением ряда задач, важнейшими из которых являются:
1. Определить правовую природу Организации Североатлантического Договора как международной региональной организации безопасности в контексте рассмотрения правовых условий и оснований ее создания по Уставу ООН.
2. Осуществить комплексный теоретический анализ содержания Североатлантического Договора на соответствие с положениями Устава ООН и изучить соотноше¬ние прав и обязательств государств-членов НАТО по поддержанию международного мира и безопасности по Договору организации и Уставу ООН.
3. Показать и охарактеризовать систему политической и военной структуры НАТО и правовой механизм ее функционирования.
4. Определить основные направления деятельности НАТО в современном контексте международно-правового обеспечения безопасности и стабильно¬сти в Европе.
5. Раскрыть и проанализировать содержание Новой стратегической концепции безопасности НАТО.
6. Проследить и определить международно-правовые формы сотрудничества НАТО с государствами, не являющимися членами организации, в рамках Программы "Партнерство во имя мира".
7. Подвергнуть анализу договорно-правовые формы двусторонних отношений НАТО и Республики Казахстан, а также выявить ряд недостатков и обосновать предложения по вопросам углубления сотрудничества.
Разработка темы дипломного исследования позволила автору сформули-ровать следующие основные положения, выносимые на защиту:
1. Учитывая, что основу деятельности Организации Североатлантического Договора, как международной региональной организации безопасности, составляет прежде всего Устав ООН, автор считает нужным устранить существенное, на его взгляд, несоответствие содержания статей Североатлантического Договора ст. ст. 51, 52 и 53 главы VIII Устава ООН, который, как международный многосторонний договор высшей юридической силы, предъявляет конкретные требования не только к созданию региональной системы безопасности, но и к ее функционированию.
2. Эффективность Организации Североатлантического Договора, как региональной организации безопасности, во многом зависит от механизма функционирования политической и военной структуры НАТО. В этой связи, по мнению автора, отдельного рассмотрения требует оценка полномочий Политического и Экономического Комитетов Организации, а также определение их значения и роли в новой комплексной системе НАТО.
3. Принятие Советом НАТО Новой стратегической концепции в области безопасности, помимо пересмотра и изменения фундаментальных приоритетов и задач альянса, создал основу для появления нового направления ее политики, получившей название "расширение НАТО на Восток", что, по замечанию автора, является крайне нежелательным фактором для России и Китая, по мнению которых оно не только угрожает обеспечению национальной и региональной безопасности, но и дестабилизирует поддержание универсальной безопасности. В то же время следует признать, что данный процесс является неизбежным, и поэтому государства, которые на официальном уровне выступают против его реализации, должны урегулировать свои взаимоотношения с НАТО с учетом имеющих место новых геополитических реалий. Однако очевидно и то, что расширение НАТО на Восток не должно привести к так называемым "разделительным линиям" в Европе.
4. Участие Республики Казахстан в Совете евроатлантического партнерства, а также сотрудничество в рамках Программы НАТО "Партнерство во имя мира", а также в других программах и соглашениях с организацией, представляют для Республики особый практический интерес, выражающийся в возможности получения уникального опыта НАТО в важнейших сферах военно-политической деятельности, таких как военное и гражданское планирование обороны, создание эффективных и современных вооруженных сил, миротворчество и т.д.
Структура работы обусловлена объектом и предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, подразделяющихся на параграфы, заключения и библиографии.

1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ОРГАНИЗАЦИИ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА КАК МЕЖДУНАРОДНОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ БЕЗОПАСНОСТИ

1.1. Правовые условия и основания создания региональной системы
безопасности по Уставу ООН

Североатлантический альянс, образованный в 1949 г. представите¬лями 12 стран: Соединенных Штатов Америки, Бельгии, Канады, Дании, Франции, Исландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии и Великобритании, стал основой для организации военно-политического блока в противовес возрастающему влиянию СССР. В подтверждение этого Договор Североатлантического альянса, подписанный в Вашингтоне 4 апреля 1949 г., предусматривал взаимную защиту и коллективную безопасность первоначально против угрозы агрессии со стороны Советского Союза. Именно США и Великобритания являлись организаторами этого союза, который был создан в период послевоенного времени, когда только начиналась холодная война и большинство стран признавало свою слабость в отношении Советского Союза.
За несколько лет до этого, в августе 1941 г., когда еще шла Вторая мировая война, президент США Теодор Рузвельт и английский премьер-министр Уинстон Черчилль опубликовали Декларацию принципов, объединяющую народы двух стран и направленную на послевоенное устройство мира. Эта декларация стала известна под названием "Атлантическая хартия". В ней отмечались их надежды на международное сотрудничест¬во и определялся кодекс поведения государств, основанный на уважении суверенитета и права на самоопределение. Через год, в самый разгар войны, они отметили годовщину Атлантической хартии и предложили концепцию союза "Объединенных Наций", опирающегося на объединенные ресурсы и усилия по защите свободы и независимости. В октябре 1945 г. с подписанием Устава ООН идея Объединенных Наций приобрела конкретную форму и суть.
В западной литературе особенно выделялся ряд политических событий 1947-1948 годов, явившихся одним из основных причин военно-политической консолидации Западно-Европейских и Северо-Американских государств, логически завершившихся созданием Организации Североатлантического Договора. Такими событиями, прежде всего, называют усиление Северной группировки Советских Вооруженных Сил в Восточной Пруссии, а также перегруппировка и развертывание дополнительных сил в Восточной части Германии. Это, по их мнению, явилось прямой угрозой суверенитету Норвегии, Греции, Турции и других западноевропейских стран. К этому прибавились: переворот в Чехословакии 1948 г. и незаконная блокада Берлина, начавшаяся в апреле того же года. Подписав в марте 1948 г. Брюссельский договор, пять западноевропейских государств - Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция - решительно продемонстрировали намерение создать общую систему обороны и укрепить свои связи таким образом, чтобы иметь возможность противостоять идеологической, политической и военной угрозе своей безопасности.
Вопрос о взаимосвязи обеспечения всеобщего мира и безопасности в отдельных регионах земного шара был взят за основу в определении международных отношений в послевоенный период. Исторический опыт показал, что решение этого сложного вопроса определялось на основе конкретных условий, а не абстрактных систем. Например, в период существования Лиги Наций, не имевшей достаточных прав и средств для предотвращения агрессии, задача обеспечения мира решалась путем организации коллективной безопасности на региональной основе (Восточный пакт, договоры о взаимной помощи между СССР, Великобританией и Францией и др.). Создание сети региональных пактов безопасности могло бы стать не только дополнительной гарантией в рамках Статута Лиги Наций, но и средством усиления самой этой организации как инструмента обеспечения всеобщей безопасности. В то же время по-иному должен был ставиться вопрос о сочетании форм и методов обеспечения всеобщей и европейской безопасности при создании новой организации мира, в отличие от Лиги Наций, имевшей бы в своем распоряжении всё необходимое для сохранения всеобщего мира и безопасности, а также для предотвращения новой агрессии. При соблюдении этого условия главная ответственность за поддержание международного мира ложилась бы на всемирную организацию.
Вопрос о взаимосвязи между европейской и международной безопасностью занял важное место в ходе переговоров между участниками антигитлеровской коалиции относительно создания новой организации защиты мира и обеспечения международной безопасности. Необходимость его решения вызывалась, в частности тем обстоятельством, что в момент создания такой международной организации уже были заложены в Европе основы региональной системы безопасности в виде договоров о взаимной помощи, заключенных между европейскими государствами.
Исходные позиции участников антигитлеровской коалиции относительно подхода к проблеме взаимосвязи европейской и международной безопасности не во всем совпадали. В частности, СССР выступал за то, чтобы при создании Организации Объединенных Наций было обеспечено сочетание обязательств ее участников по поддержанию мира с их обязательствами, вытекающими из союзнических соглашений по послевоенному мирному устройству и договоров о взаимной помощи. Администрация Теодора Рузвельта придерживалась мнения, что с созданием ООН потеряют свое значение договоры о взаимной помощи и поддержание мира должно стать исключительно компетенцией США, СССР, Великобритании и Китая (концепция четырех полицейских). Правительство Уинстона Черчилля имело в виду создать под видом региональной организации безопасности в Европе обособленную группировку государств, направленную, прежде всего против СССР.
Вопрос о необходимости учреждения международной организации по поддержанию всеобщего мира и безопасности был рассмотрен на конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в Москве 19-30 октября 1943 г. Основы деятельности будущей международной организации были изложены в Декларации четырех государств по вопросу всеобщей безопасности. В Декларации было уделено особое внимание послевоенному сотрудничеству и обеспечению международного мира и безопасности. В связи с этим признавалась необходимость учредить международную организацию, основанную на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, больших и малых, которые будут ее членами (п.4). В Декларации говорилось, что, пока не будет установлена система всеобщей безопасности, участники Декларации четырех держав и Франция будут консультироваться друг с другом, а когда этого потребуют обстоятельства - и с другими членами Объединенных Наций с целью совместных действий сообщества наций для поддержания международного мира и безопасности (п.5).
В решениях Московской конференции получила первое конкретное выражение идея о главной ответственности ведущих мировых держав за поддержание мира и международной безопасности. Впоследствии пункт 5 Декларации был закреплен в договорно-правовом порядке в Уставе ООН (ст.
106) и получил силу нормы действующего современного международного права.
Положение о главной ответственности ведущих мировых держав за поддержание мира и международной безопасности было основано на конкретном историческом опыте, а не на абстрактных рассуждениях о формальном "равенстве". Это был новый подход к решению проблемы международной безопасности. Он устранял существенный недостаток Лиги Наций, в которой под формальным предлогом сохранения одинаковых прав и обязательств всех ее членов фактически блокировалось принятие эффективных мер по пресечению агрессии.
Выработка Устава ООН, включая решение таких проблем, как сочета¬ние поддержания всеобщего мира и безопасности в рамках Организации Объединенных Наций и обеспечения безопасности в отдельных районах мира на основе региональных соглашений, происходила в ходе трех международ¬ных конференций: в Думбартон-Оксе, Ялте и Сан-Франциско, в острой борьбе мнений. В процессе конференции в Думбартон-Оксе (21 августа - 29 октября 1944 г.) главным принятым решением было подтверждение действия всех региональных соглашений, заключенных между союзниками в период с 1940 по 1944 г.г. Основные разногласия союзников касались положений о Совете Безопасности, а именно о процедуре принятия решений по важнейшим вопросам обеспечения международной и региональной безопасности. Разрешение данной проблемы произошло в ходе Крымской конференции, проходившей с 4 по 11 февраля 1945 г., на которой был принят порядок голосования в Совете Безопасности на основе единогласия его пяти постоянных членов. Однако решение о региональных соглашениях, принятое в Думбартон-Оксе, стало толковаться представителями правительств Великобритании и Бельгии как допускающее создание обособленного западноевропейского военного союза.
Конференция в Сан-Франциско, прошедшая с 25 апреля по 26 июня 1945г. окончательно расставила все точки в появлении новой междуна¬родной организации, получившая название Организация Объединенных Наций. Помимо принципиальных положений, принятых на конференции, особенно острым стал вопрос вокруг согласования компетенции Совета Безопасности и региональных соглашений в вопросах обеспечения мира и безопасности, в частности, в Европе. В итоге рассмотрения вопроса о соотношении деятельности Совета Безопасности с действиями по региональным соглашениям была согласованна глава VIII Устава ООН (ст. 52-54).
В результате длительных дискуссий по формулировке права на самооборону за основу был взят принцип сочетания главной ответственности Совета Безопасности за поддержание мира и безопасности с усилиями по обеспечению европейской безопасности на региональной основе для разрешения таких вопросов, которые определены в ст. ст. 52 и 53 Устава ООН[5].
Положения Устава ООН исключали какие-либо правовые основания для создания замкнутых военно-политических блоков. Как отмечали английские комментаторы Устава ООН Бентвич и Мартин, создатели Устава ввели в его текст ряд правовых гарантий, чтобы уменьшить опасность возникновения обособленных союзов и блоков. "В совершенной системе коллективной безопасности - писали Бентвич и Мартин, - не может быть места для обособленных союзов".
Организация Объединенных Наций была создана как инструмент под-держания и укрепления международного мира и безопасности на основе совместных действий государств. Преамбула Устава ООН установила основы международного мира: искоренение войны; утверждение веры в основные права человека; повышение значения международного права; содействие социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе - и определила, что в этих целях необходимо выполнять три основных условия: проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи; объединить силы для поддержания международного мира и безопасности; обеспечить принятием принципов и установлением методов, чтобы вооруженные силы применялись не иначе как в общих интересах.
В соответствии с Уставом ООН поддержание всеобщего мира и безопасности должно строится на базе общепризнанных принципов и норм международного права и осуществляться Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности, компетенция которых в этой сфере четко разграничена.
Помимо всеобщей системы международной безопасности Устав ООН предусматривает возможность создания региональных систем поддержания международного мира. Устав, как определено в его ст.52, "...не препятствует существованию региональных соглашений или органов для разрешения таких вопросов по поддержанию международного мира и безопасности, которые являются подходящими для региональных действий, при условии, что эти соглашения или органы и их деятельность совместимы с целями и принципами Устава ООН".
Из этого следует, что региональные системы безопасности составляют часть всемирной системы безопасности. Устав ООН установил взаимосвязь между Советом Безопасности и региональными соглашениями и органами. В рамках таких соглашений и органов государства должны прилагать усилия для мирного разрешения местных споров до их передачи в Совет Безопасности. Со своей стороны, Совет обязан поощрять мирное разрешение местных споров при помощи таких региональных соглашений и органов по инициативе заинтересованных государств, либо по своей собственной инициативе. Конечно, это не означает, что Совет Безопасности не может на любой стадии спора провести расследование с целью определения, не угрожает ли продолжение спора поддержанию международного мира и безопасности.
Совет Безопасности вправе использовать такие региональные соглашения или органы для принудительных действий под своим руководством. Однако никакие принудительные действия не могут быть предприняты региональными органами или в силу региональных соглашений без полномочий от Совета Безопасности.
Региональные соглашения и организации по обеспечению безопасности не являются вспомогательными органами ООН и функционируют самостоятельно. Вместе с тем они ни в коей мере не затрагивают главной ответственности Совета Безопасности за поддержание международного мира. В связи с этим в Уставе ООН было сделано разграничение компетенции Совета Безопасности ООН и региональных организаций в вопросах применения принудительных мер по пресечению агрессии. В соответствии со ст. 52 Устава принудительные действия против агрессора в силу региональных соглашений или региональными органами могут быть предприняты либо по поручению и под руководством Совета Безопасности ООН, либо по поручению Совета Безопасности [6].
Вместе с тем ст. ст. 51 и 53 Устава ООН, предусматриваются исключения из этого общего положения. В частности, государства - участники региональных соглашений или организаций на основе права на индивидуаль¬ную или коллективную самооборону могут применять принудительные меры для пресечения вооруженного нападения на одно из них, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Следовательно, Устав ООН не запрещает предварительной договоренности участников системы безопасно¬сти в Европе о коллективной самообороне против агрессии.
Устав разграничил также компетенции между ООН и региональными организациями в области мирного урегулирования споров, ограничив сферу деятельности государств по региональным соглашениям мирным разрешением лишь "местных споров" (ст. 52 п.3). Однако и в этом случае сохраняются решающие полномочия Совета Безопасности ООН расследовать "любой спор", в том числе и местный, или ситуацию для определения того, не могут ли они угрожать международному миру и безопасности. Следовательно, никакие региональные соглашения о методах мирного урегулирования споров не могут противоречить соответствующим положениям Устава ООН [6].
Устав ООН определил лишь общие принципы соотношения обяза¬тельств государств-участников по Уставу ООН и по региональным соглашениям в вопросах по поддержанию международного мира и безопасности. Естественно, что он не охватывает всех ситуаций, которые могут возникнуть в процессе создания региональных систем безопасности. Только сама практика развития международных отношений может определить конкретные элементы будущих региональных систем безопасно¬сти. Однако при всех обстоятельствах такие системы должны быть совместимы с целями и принципами ООН, а обязательства ее участников должны соответствовать положениям Устава.
Таким образом, положения Устава ООН стали прямой и непосредст¬венной основой для создания региональных систем безопасности, посредством подписания международных региональных соглашений во всем мире и, в частности, в Европе, коим и стал Североатлантический Договор.

1.2. Договор о создании НАТО и правовой анализ его содержания на соответствие с положениями Устава ООН

Президент США и его ближайшие сотрудники сравнивали НАТО с Договором о защите западного полушария, подписанным в сентябре 1947 г. в Рио-де-Жанейро. Об этом говорил Трумэн в речи, произнесенной в связи с началом второго срока его президентства. Оба договора сходятся в одной формуле: в Рио-де-Жанейро было объявлено, что нападение на одну американскую страну будет рассматриваться как нападение на все американские государства; ст. 5 Североатлантического пакта гласит: "Договаривающиеся стороны считают, что вооруженное нападение против одной или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение против них всех[3]. Однако договор, подписанный 2 сентября 1947 г. в Рио-де-Жанейро, существенно отличается от пакта, заключенного 4 апреля 1949 г. в Вашингтоне.
Договор американских государств 1947 г. предусматривал немедлен¬ную консультацию его участников в случае нападения или угрозы нападения на кого-либо из них. Но он не предусматривал немедленного, автоматического применения вооруженной силы. Более того, ст. 20 Договора отмечает, что ни один из его участников без своего согласия не обязан принимать участие в применении вооруженной силы. Каждый из участников сохраняет суверенное право решать — воевать или нет.
Многие юристы, уже в то время указывали на то, что напрасно ини¬циаторы НАТО, создавая Североатлантический союз, ссылаются на ст. 51 Устава ООН о "праве на индивидуальную и коллективную самооборону, если вооруженное нападение совершится против члена Объединенных Наций". При этом они указывали на то, что эта статья отнюдь не дает права направлять вооруженные силы одного государства на территорию других стран до того, как такое нападение совершилось.
Следует отметить, что именно вопрос соответствия региональных договоров на соответствие Уставу ООН стал принципиальным в контексте рассмотрения вопроса о их правомерности.
Более того, один из лидеров республиканской партии Конгресса США сенатор Тафт, доказывая, что создание НАТО нарушает принципы ООН, писал: "Оно противоречит всему духу Устава Объединенных Наций. Этот Устав предусматривает сокращение вооружений соглашением между отдельными государствами. Атлантический пакт действует как раз в направлении, противоположном целям Устава, и превращает в фарс дальнейшие попытки обеспечить международный мир с помощью права и справедливости. Он предопределяет разделение мира на два вооруженных лагеря, а также усложняет обеспечение безопасности в Европе, создавая нестабильность в регионе. Этот договор неизбежно означает гонку вооружений, а гонка вооружений в прошлом вела к войне".
Кроме того, 29 января 1949 г., в период подготовки подписания Североатлантического Договора, было, опубликовало "Заявление Министерст¬ва Иностранных Дел СССР по поводу Североатлантического пакта". В нем, в частности, указывалось на то, что пакт является инструментом внешней политики США, направленной на развязывание новой войны против СССР и социалистических стран и он противоречит Уставу ООН, а именно ст. 6 Североатлантического Договора ст. 52 Устава ООН. Помимо этого, указывалось на то, что положения ст. 51 Устава ООН, предоставляющая "неотъемлемое право государствам на индивидуальную или коллективную оборону", не могут применяться к данного рода организациям, преследую¬щим, прежде всего "военно-политические цели, ставящие под угрозу международный мир и безопасность не только в Европе, но и во всем мире".
По мнению советских юристов-международников, инициаторы созда¬ния НАТО пытались изобразить этот блок как региональный союз, заявляя при этом, что образование подобных региональных организаций не противоречит Уставу ООН. Однако, по их мнению, в действительности, Североатлантиче¬ский блок не является региональным союзом в духе ст. 52 Устава ООН. Напротив, этот блок создан в нарушение ее Устава. Так, в момент подписания Североатлантического Договора ст. 6 объявила зоной действия НАТО территорию европейских и североамериканских стран, входящих в союз, алжирские департаменты Франции, находящиеся во владении стран НАТО, острова в Атлантическом океане и его воды севернее тропика Рака. Однако, взятые в совокупности, эти государства и территории, разбросанные по трем континентам вдоль берегов Атлантического океана и Средиземного моря, отнюдь не образуют региона, как того требуют соответствующие положения Устава ООН. "Разве входят в район Северной Атлантики такие государства-члены НАТО, как Греция и Турция?" [4]
Следует отметить, что эти условия выдвигались для того, чтобы доказать несоответствие положений Североатлантического Договора 1949 г. главе VIII Устава ООН, то есть придать НАТО нелегитимный характер.
С этим нельзя согласиться по следующим причинам: глава VIII Устава ООН не содержит именно этих требований, они выводятся путем расшири¬тельного толкования статей главы VIII Устава. Такое толкование запрещено Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г., ст.31 которой, в частности, гласит, что "договор должен толковаться добросовестно, в соответствии с обычным значением...".
Более того, на примере участников СБСЕ, а позже ОБСЕ, куда входят все государства - члены НАТО, в том числе Италия, Греция и Турция, и все бывшие члены Организации Варшавского Договора, а также постоянно нейтральные Швейцария, Австрия и Мальта, можно сказать о неприемлемости придания географическому фактору региональной организации первостепенного значения при определении легитимности региональных организаций.
В то же время в соответствии с Уставом Содружества Независимых Государств (СНГ), государства - участники готовы посылать свои группы по поддержанию мира и за пределы территории государств СНГ для участия в акциях ОБСЕ и ООН, предпринимаемых по решению Совета Безопасности ООН. К тому же любое государство вправе вступить в СНГ независимо от нахождения его в том или ином регионе.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в члены той или иной организации безопасности могут вступать все государства данного географического района. В противном случае региональная организация может превратиться в замкнутую группировку или военно-политический блок или иной союз государств, возможно представляющий угрозу для других государств.
По мнению же западных юристов, при определении сферы действия Североатлантического Договора, за основу берется территория собственно государств-членов, включая их заграничные владения. А вопрос о членстве Греции и Турции в НАТО, относится, прежде всего, к вопросу обеспечения европейской безопасности в целом, а именно средиземноморского направления, затрагивающего национальные интересы всех стран-членов НАТО. А спор о соответствии Договора НАТО положениям ст. 51 Устава ООН, рассматривался, прежде всего, как "попытка Советов опорочить миролюби¬вые устремления свободных, демократических государств в создании региональных систем коллективной обороны".
Принципиальное значение для деятельности региональных систем безопасности имеет также их правовое положение по отношению к одному из главных органов ООН - Совету Безопасности, ответственному по Уставу ООН за поддержание международного мира и безопасности. Чтобы исключить возможность или основания подмены Совета Безопасности региональными органами, Устав ООН устанавливает между ними взаимосвязанные правовые отношения.
В этом смысле в соответствии со ст.54 Устава ООН Совет Безопасности должен быть полностью информирован о действиях, не только предпринятых, но и намеченных в силу региональных соглашений для поддержания международного мира и безопасности. В ст. 5 Североатлантического Договора говорится, что "о всяком … вооруженном нападении и всех мерах, предпринятых вследствие него, будет немедленно сообщено Совету Безопасности". Однако такая норма отсутствует в Новой стратегической концепции НАТО, т.е. в ней не говорится ни о каких действиях НАТО и Совета Безопасности. Здесь можно увидеть отход НАТО от ранее взятого на себя обязательства в соответствии со ст. 5 Североатлантического Договора. Отсутствие вышеупомянутой нормы в Новой стратегической концепции НАТО говорит о явном нарушении ст. 54 Устава ООН и противоречии с учредительным актом самой организации. Политические соображения здесь, однако, играют весьма важную роль. В качестве примера в этой связи можно привести Дейтонские соглашения 1995г. об урегулировании конфликта в Боснии и Герцеговине, особенно Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования. Хотя в нем и содержатся ссылки на главы VII и VIII Устава ООН, а Совет Безопасности в резолюции 1031(1995) от 15 декабря 1995 г. приветствовал его заключение, осуществле¬ние операции в Боснии и Герцеговине по контролю за его выполнением переходило практически полностью к НАТО. Совет Безопасности, по сути, потерял контроль над проведением операции, фактически передав мандат на ее проведение НАТО. В российской юридической науке данное соглашение подверглось обоснованной критике. Следует отметить, что именно дейтонская практика рассматривается в НАТО как один из наиболее желательных путей развития миротворческих операций с использованием вооруженных сил. Более того, в соглашении и резолюции НАТО была явно отнесена к региональным организациям, хотя в США ни официально, ни в доктрине ее не относят к региональным организациям по смыслу ст. 53 Устава ООН, а считают организацией оборонительного характера, созданной на основе ст. 51. По мнению С.В. Черниченко, сочетание черт региональной организации и организации оборонительного характера в рамках одной и той же организации возможно. Но для нас важно указать на то, что принудительные действия Совет Безопасности осуществляет по Уставу ООН только либо непосредственно, либо через региональные организации. И, соответственно, региональные организации вправе их осуществлять только на основании полномочий Совета Безопасности. Это, разумеется, не относится к коллективной самообороне, осуществ¬ляемой через оборонительную организацию. Но в любом случае Устав ООН не допускает передачу функций Совета Безопасности региональной или оборонительной организации[5]. Кроме того, региональная организация должна заниматься вопросами поддержания мира и безопасности, возникающими во взаимоотношениях между государствами-членами. Даже если считать НАТО региональной организацией, нельзя объяснить, почему на НАТО было возложено создание и руководство многонациональными силами за пределами территории государств, входящих в эту организацию. Единственное, но слабое оправдание этого можно найти в том, что противоборствующие стороны в Боснии и Герцеговине с этим так или иначе согласились. События в Косовском крае Югославии показали, что НАТО, действовало без мандата Совета Безопасности ООН, то есть в нарушение норм международного права. Более того, операция против Югославии может быть расценена как вооруженное нападение и свидетельствует о попытке вывести НАТО при проведении ею военных операций из-под какого-то ни было контроля со стороны Совета Безопасности. Это противоречит, между прочим, и ст. 5 Североатлантического Договора. Но как бы не менялся de facto этот договор путем принятия военных доктрин, расходящихся с положениями Устава ООН, следует помнить о ст. 103 Устава, согласно которой в случае противоречий обязательств членов ООН по ее Уставу их обязательствам по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по Уставу. Кроме того, с целью расширения своего влияния за пределами зоны действия, НАТО оказалась не приверженной пунктам принятой на сессии Совета НАТО в ноябре 1991 г. в Риме Новой стратегической концепции, где речь идет о взаимосогласованных принципах действий всех европейских организаций и ООН [7].....

Құрметті оқырман! Файлдарды күтпестен жүктеу үшін біздің сайтта тіркелуге кеңес береміз! Тіркелгеннен кейін сіз біздің сайттан файлдарды жүктеп қана қоймай, сайтқа ақпарат қоса аласыз! Сайтқа қосылыңыз, өкінбейсіз! Тіркелу
Толық нұсқасын 30 секундтан кейін жүктей аласыз!!!


Кейінірек оқу үшін сақтап қойыңыз:


Қарап көріңіз 👇



Жаңалықтар:
» «Елімізде ескі несиелер кешіріледі»: министрлік өзгерістерді түсіндірді. 27.07.2022
» Кәрім Мәсімовтың шетелдегі 3 млн доллары елге қайтарылды 19.07.2022
» Түркістандық өртеніп жатқан ғимараттың төбесінен туды алып шықты 19.07.2022

Келесі мақала, жүктелуде...
Біз cookie файлдарын пайдаланамыз!
Біздің сайтты пайдалануды жалғастыра отырып, сіз сайттың дұрыс жұмыс істеуін қамтамасыз ететін cookie файлдарын өңдеуге келісім бересіз. Cookie файл деген не?
Жақсы