👈 қаріп өлшемі 👉

Криминалистические учения о розыске

 Криминалистические учения о розыске

Содержание
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1.СООТНОШЕНИЕ И СВЯЗИ КРИМИНАЛИСТИКИ И ТЕОРИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
ГЛАВА 2. СООТНОШЕНИЕ СВЯЗИ И КРИМИНАЛИСТИКИ И ТЕОРИИ ОРД
ГЛАВА 3. ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ
Как известно, служебной функцией криминалистической науки служит оснащение практики борьбы с преступностью эффективными современными средствами и методами раскрытия и расследования преступлений и их предупреждения.
Анализ этой практики свидетельствует, что роль и значение этих криминалистических средств и методов таковы, что в настоящее время органы внутренних дел не могут удовлетворить предъявляемых к ним требований без надлежащим образом организованной и эффективно функционирующей системы криминалистического обеспечения их деятельности.
Под криминалистическим обеспечением деятельности вну¬тренних дел в целом, и криминальной милиции в особен¬ности, понимается система криминалистических знаний и основанных на них навыков и умений их сотрудников использовать научные криминалистические рекомендации, применять криминалистические средства, методы и техно¬логии их использования в целях предотвращения, выявле¬ния, раскрытия и расследования преступлений.
В соответствии с этим определением система криминали¬стического обеспечения состоит из трех подсистем:
— криминалистических знаний;
— криминалистического образования;
— криминалистической техники. Криминалистические знания составляют содержание кри¬миналистической науки.
Структура прикладных криминалистических знаний содер¬жит в себе:
— их характеристику и цели использования;
— указания на типичные ситуации их применения;
— алгоритм (программу) действий применительно к цели и ситуации;
— примерный расчет сил, средств и времени;
— характеристику типичных ошибок, допускаемых при их использовании;
— меры по минимизации возможного тактического риска;
— ожидаемый эффект осуществления.
Научные криминалистические знания становятся эффективными лишь в том случае, если ими в полной мере овладеют работники всех подразделений МВД РК, Минюста РК, Минздрава РК.
Решению вышеуказанной проблемы и посвящена курсовая работа, в которой рассматриваются различные формы взаимодействия органов уголовного преследования.
ГЛАВА 1. СООТНОШЕНИЕ И СВЯЗИ КРИМИНАЛИСТИКИ И ТЕОРИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ.
Розыскная — (сыскная) — деятельность сопутствует право¬судию на всем протяжении его истории. Именно в ее функ¬ции входило исстари раскрытие преступлений, установление и розыск виновных, подлежащих затем передаче органам судебной власти. Зачатки сыскной деятельности можно обна¬ружить в эдиктах римских преторов, в инквизиционных про¬цессах средневековых тайных трибуналов, в практике дьяков российского Сыскного приказа. Однако лишь в XVIII веке появляются подлинные профессионалы уголовного сыска, причем, по иронии судьбы, первых ощутимых результатов в этой области добиваются переметнувшиеся на эту сторону "баррикад" бывшие преступники. Такой, например, лич¬ностью, оставившей заметный след в истории российского сыска, был вор-рецидивист Ванька Каин (кличка Ивана Осипова), подавший 27 декабря 1741 г. в Сыскной приказ чело-битную с просьбой принять его на службу "для сыску и поимки" 32 преступников, перечисленных в челобитной. Просьба его была удовлетворена, и он занимался "доносительством" до конца 40-х гг., когда обнаружилось, что Каин параллельно с "доносительством" сам совершал преступления в сговоре с чиновниками полиции и Сыскного приказа. По повелению императрицы Елизаветы Петровны была образована следст¬венная комиссия, которая вела расследование дела Каина до 1753 г. Следствие сопровождалось бесконечными допросами и пытками Каина и его соучастников. Только в июне 1755 г. Каину был вынесен смертный приговор, замененный потом наказанием кнутом и ссылкой "в тяжкую работу". Предвари¬тельно у него были вырезаны ноздри и он был клеймен'.1
Более счастливой была судьба "французского Каина" — Франсуа-Евгения Видока, родившегося в 1775 г. в семье булочника. Двадцати лет он уже как рецидивист был приго¬ворен к 8 годам каторжных работ. В 1799 г. бежал с каторги, почти десять лет жил нелегально в Париже, подвергаясь шантажу бывших сокамерников, которому и решил положить конец, отправившись в полицейскую префектуру и предло¬жив свои услуги для поимки известных ему преступников.
Предложение было принято, и Видок сформировал специ¬альную бригаду из уголовников, подбирая их по принципу:
"только преступник может побороть преступление". Бригада получила название "Сюрте" (безопасность). Это была первая "розыскная бригада" в парижской полицейской префектуре, просуществовавшая до 1827 г., когда после смены префекта префектура была подвергнута реорганизации. Новый пре¬фект первым делом уволил Видока со всей его "бандой". Сыскная полиция была сохранена, "но получила новую ор-ганизацию, которая собственно и считается началом устрой¬ства парижской сыскной полиции, и с тех пор основою ее организации является правило, гласящее: лица, привлекав¬шиеся к ответственности по обвинению в уголовных пре¬ступлениях, хотя бы судом и оправданные, — на службу в сыскную полицию не принимаются"'.
КАК В РОССИИ И ФРАНЦИИ, ТАК И В АНГЛИИ У ИСТОКОВ СЫСКНОЙ ПОЛИЦИИ СТОЯЛ ПРЕСТУПНИК — ГЛАВАРЬ ВОРОВСКОЙ ШАЙКИ И СКУПЩИК КРАДЕНОГО ДЖОНАТАН УАЙЛЬД, КОТОРЫЙ ДОВОЛЬНО ДОЛГО УМУДРЯЛСЯ СОВМЕЩАТЬ СВОЮ ПРЕСТУПНУЮ ДЕ¬ЯТЕЛЬНОСТЬ СО СЛУЖБОЙ В ПОЛИЦИИ В КАЧЕСТВЕ ТАЙНОГО ОС¬ВЕДОМИТЕЛЯ, НО БЫЛ РАЗОБЛАЧЕН И В 1725 Г. ПУБЛИЧНО ПО¬ВЕШЕН.1
В Соединенных Штатах до начала XX в. сыском занима¬лись либо любители типа Дюпена — героя детективных рас¬сказов Эдгара По, либо лица своеобразной "свободной про¬фессии", представителем которой в детективной литературе был знаменитый Шерлок Холмс, а в жизни — не менее знаменитый Роберт Аллан Пинкертон — основатель и много-летний руководитель частного сыскного бюро с центральным управлением в Нью-Йорке и представителями во всех европейских столицах. Бюро Пинкертона, существующее до сих пор (Агентство Пинкертона), помимо уголовного сыска занималось и охранной деятельностью.
В течение XIX в. в полицейских учреждениях разных стран возникает и развивается специальная сыскная часть, полу¬чившая название сыскной или уголовной полиции. В России сыскная полиция была создана впервые в Санкт-Петербурге в 1866 г., вскоре после судебной реформы 1864 г., затем в 1881 г. в Москве, позже в Варшаве и Риге. 6 июля 1908 г. был принят закон "Об организации сыскной части", в соот¬ветствии с которым в 89 губернских и самых значительных уездных городах в составе полицейских управлений были созданы сыскные отделения. Небезынтересно, что осенью 1908 г. по распоряжению министра внутренних дел П.А. Сто¬лыпина все кандидаты на должности начальников сыскных отделений были командированы в Санкт-Петербург для слу¬шания лекций на подготовительных курсах уголовного сыс¬ка, учрежденных при департаменте полиции.
Программа курсов предусматривала изучение слушателями практики сыска и "такого необходимого для будущих деятелей судеб¬ной полиции и прокуратуры предмета, как введенная уже несколько лет в некоторых иностранных университетах нау¬ка, носящая название "криминалистики" в Австро-Венгрии и Германии и "научной полиции" — в Швейцарии, Бельгии, Франции и Италии"'. Именование этой молодой области научных знаний "научной полицией" имело в те годы глубо¬кий смысл, олицетворяя собой научную вооруженность именно полиции, предназначенность этой науки в первую очередь для полиции.
Известно, что исторически одним из первых направлений развития криминалистики было исследование возможностей идентификации личности, разработка методов и средств кри¬миналистической (уголовной) регистрации. Эти методы предназначались в первую очередь для обеспечения эф¬фективности розыскной деятельности, уголовного сыска и были приняты на вооружение именно сыскной полицией. В. И. Лебедев, один из пионеров российской криминалисти¬ки, отчетливо представлял, что "успешную борьбу с совре¬менными преступниками может вести только та полиция, которая вооружена по крайней мере равным или лучшим оружием новейшей техники и прикладных знаний и искусно ими владеет... По-прежнему — главным оружием большин¬ства сыщиков служат старинные средства: 1) хитрость, 2) случай, 3) деньги, — и много еще приверженцев этих старых средств, несомненно имеющих также известное зна¬чение в деле сыска.... Но значение случая или счастья прежде всего характеризуется изречением, что всегда "везет только умелому", самая же меткая оценка "случая-счастья" за¬ключается в суворовской поговорке: "Сегодня счастье, завтра счастье — помилуй бог! Надо же когда-нибудь и уменье!!" На одну хитрость также полагаться нельзя — преступник, осо¬бенно из рецидивистов, может легко и перехитрить, что же касается денежных средств, то не следует забывать, что самые важные доказательства виновности и улики добываются не за деньги, а путем систематического расследования, наиболее же ценные показания, часто сразу же раскрывающие пре¬ступления, — дают так называемые "немые свидетели" из видимых или даже неразличимых простым глазом следов, оттисков, "лишних предметов", обнаруженных на месте пре-ступления и по пути следования преступника. А эти "немые свидетели" в то же время и свидетели самые неподкупные"'.
Приемы практического применения в сыске рекомендаций криминалистики, этой "полицейской техники", в своей со¬вокупности составляли то, что в сыскной деятельности полу¬чило название уголовно-полицейской тактики, содержание которой составляли судебно-полицейские приемы борьбы с преступниками и преступностью, практические методы предупреждения, пресечения, обнаружения и расследования преступлений, изобличения и задержания лиц, в них винов¬ных. Причем "технизация" сыска не означала отказа от традиционных средств и приемов его осуществления — при¬менения полицейских собак, наружного наблюдения, осу¬ществляемого чинами сыскной полиции (агентами уголовно¬го розыска), использования негласных осведомителей из пре¬ступной среды и иных лиц. Обусловлено это было помимо прочего и требованиями закона: в ст. 254 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. указывалось, что "при производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным на-блюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах".
Теория уголовно-полицейской тактики не разрабатыва¬лась, она представляла собой свод эмпирических правил и советов. Не случайно поэтому первые попытки подвести теоретическую базу под оперативно-розыскную деятельность были предприняты представителями именно той науки, которая первоначально для нее и предназначалась, — крими-налистики.
Уже в первых послереволюционных работах по кримина¬листике настойчиво проводилась мысль о том, что кримина¬листические средства и методы должны поступать на воору¬жение не только следователей и экспертов-криминалистов, но и оперативных сотрудников уголовного розыска. В сущ¬ности речь шла о том, что существуют две сферы применения данных криминалистики: гласная и негласная, обе они охва¬тываются предметом криминалистической науки; иными словами, оперативно-розыскная деятельность — такой же объект криминалистики, как и деятельность органов предва¬рительного следствия. Соответственно этому складывались представления о круге тех знаний и умений, которыми дол¬жен обладать сотрудник уголовного розыска. "В настоящее время, — писал И. Н. Якимов, — профессия агента есть не что иное, как искусство, основанное не только на практичес¬ком опыте, но и на специальных знаниях. Теперешний агент должен знать очень многое, и прежде всего уголовное матери¬альное и процессуальное право, судебную медицину, элемен¬тарные курсы физики и химии, фотографию, дактилоскопию, ручное огнестрельное оружие и взрывчатые вещества, и, ко¬нечно, весьма подробно уголовную технику и тактику"'.
Мнение И. Н. Якимова и некоторых других криминалистов 20—30-х гг. о том, что научные основы оперативно-розыск¬ной деятельности — это положения криминалистики, что именно они составляют теоретическую основу как гласных, так и негласных действий органов дознания и розыска, фак¬тически не подвергалось ревизии вплоть до 50-х гг.
Так, виднейший отечественный криминалист А. И. Винберг еще в 1950 г. писал, что "теоретические обобщения оперативной работы, активного и общесоюзного розыска, научная поста¬новка планомерной борьбы с преступностью в виде системы уголовной регистрации, вопросы организации задержания преступников (облавы, засады, обыски и т. п.) — все это является той специальной областью, которая составляет ком¬петенцию только криминалистики"'.
В середине 60-х гг. в криминалистической литературе поя¬вился применительно к оперативно-розыскной деятельности термин "специальная научная дисциплина", однако об ее теоретических основах ничего не говорилось. Только в учеб¬нике по криминалистике для средних специальных школ милиции (1974) и в учебнике для вузов (1976), подготовлен¬ных учеными Высшей школы МВД СССР впервые в литера¬туре подобного рода упоминается теория ОРД. Отмечалось, что связь криминалистики и теории ОРД "выражается в том, что при разработке проблем криминалистической тактики и методики расследования учитываются возможности опера¬тивно-розыскной деятельности, определяемые ее теорией, а при разработке последней — положения и рекомендации криминалистики"2. Проводя параллель с процессом возник¬новения и становления криминалистики, формирование ко¬торой началось в недрах науки уголовного процесса, авторы учебника по криминалистике для вузов МВД (1978) писали, что первые элементы теории оперативно-розыскной деятель¬ности возникли и накапливались в криминалистической нау¬ке и затем, когда "количественный рост этих теоретических положений привел к качественным изменениям, теория опе¬ративно-розыскной деятельности выделилась из кримина¬листики в самостоятельную область научного знания, данные которой подобно данным других наук используются в крими¬налистике в непосредственном или преобразованном виде"3.
Процесс выделения теории оперативно-розыскной дея¬тельности из криминалистики протекал следующим образом.
Пока накапливающийся в рамках криминалистики эмпи¬рический материал не противоречил представлениям о кри¬миналистике как науке лишь о средствах и методах борьбы с преступностью, зарождавшаяся теория ОРД развивалась как часть этой науки, как элементы ее составных частей, раз¬делов. Это был закономерный процесс, типичный для любой науки. Существо этого этапа развития ОРД составляло пре-имущественно использование положений, приемов и средств криминалистики в не процессуальной деятельности по борьбе с преступностью. И хотя уже тогда шел интенсивный процесс разработки практических методов ОРД, отличных от крими¬налистических методов и средств работы с доказательствами, теория этой деятельности сводилась в основном к сумме некоторых положений криминалистики и не выходила за рамки теории криминалистики в целом. Взаимосвязь крими¬налистики и зарождавшейся теории ОРД выступала как от¬ношение целого и части, как связь подчиненности.
Затем положение существенно изменилось. Интенсивная разработка всех разделов теории оперативно-розыскной дея¬тельности, чему в значительной степени способствовала орга¬низация самостоятельной кафедры ОРД в Высшей школе и циклов ОРД в средних специальных учебных заведениях МВД в середине 50-х гг., и труды ведущих специалистов того времени в этой области — А. Г. Лекаря, Д. В. Гребельского, В. А. Лукашева, В. Г. Самойлова, Б. Е. Богданова, а впослед¬ствии В. Г. Боброва, Г. К. Синилова, Е. В. Токарева, Б. П. Смагоринского и др. не только послужили фундаментом теории ОРД, но и явились обоснованием необходимости формулирования самостоятельного предмета этой науки, от-личного от предмета криминалистики, хотя и тесно связан¬ного с последним.
Становлению теории ОРД способствовало и новое пред¬ставление о предмете криминалистики, в рамки которого уже "не вписывалось" содержание самой ОРД.
При определении криминалистики как науки о техничес¬ких средствах, тактических приемах и методических реко¬мендациях по расследованию преступлений, оперативно-ро¬зыскную деятельность можно было рассматривать как об¬ласть применения этих средств и методов, а теорию ОРД, к тому же мало разработанную, — как часть криминалисти-ческой науки.
При определении же криминалистики как науки, изучающей определенную группу объективных зако¬номерностей действительности и основанных на познании этих закономерностей средств и методов расследования и предотвращения преступлений, теория ОРД, изучающая иные закономерности в целях разработки иных средств и ме¬тодов борьбы с преступностью, уже не может рассматривать¬ся как часть криминалистической теории. Таким образом, процесс обособления оперативно-розыскной теории шел как бы в двух уровнях: "снизу" — путем разработки самой этой теории и "сверху" — как следствие пересмотра определения предмета криминалистики. Отношения подчиненности, в которых находилась криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности, сменились отношениями взаимо¬действия равноправных партнеров.
С принятием Закона РК "Об оперативно-розыскной дея¬тельности" это одно из важнейших направлений борьбы с преступностью получило прочную правовую основу. Но в это же время и теория ОРД получила свое официальное признание в государственном плане: новая номенклатура научных работ¬ников, разработанная Министерством науки и технической политики РФ, предусматривает в качестве научной специаль¬ности теорию оперативно-розыскной деятельности......

Құрметті оқырман! Файлдарды күтпестен жүктеу үшін біздің сайтта тіркелуге кеңес береміз! Тіркелгеннен кейін сіз біздің сайттан файлдарды жүктеп қана қоймай, сайтқа ақпарат қоса аласыз! Сайтқа қосылыңыз, өкінбейсіз! Тіркелу
Толық нұсқасын 30 секундтан кейін жүктей аласыз!!!


Кейінірек оқу үшін сақтап қойыңыз:


Қарап көріңіз 👇



Жаңалықтар:
» Әнші Роза Әлқожа қызына су жаңа көлік сыйлады (видео) 16.09.2022
» Қазақстанда еңбекке қабілетті 9 млн адам тегін курстардан өте алады 16.09.2022
» 2023 жылдан бастап жұмыстан шығып қалғандарға төленетін жәрдемақы өседі 08.09.2022

Келесі мақала, жүктелуде...
Біз cookie файлдарын пайдаланамыз!
Біздің сайтты пайдалануды жалғастыра отырып, сіз сайттың дұрыс жұмыс істеуін қамтамасыз ететін cookie файлдарын өңдеуге келісім бересіз. Cookie файл деген не?
Жақсы