👈 қаріп өлшемі 👉

Понятие юридического лица

 Понятие юридического лица

Содержание
I. Основы правового положения юридических лиц: «национальность» и «личный статус»……………………………………………………………………...7
1.1. Понятие юридического лица………………..………………………………... 13
1.2. Виды юридических лиц ………………………….……………………………19

II. Основные доктрины определения личного статута…………….………..……26
2.1. Теория инкорпорации………………………………………………………….26
2.2. Теория оседлости………………………………………………………………28
2.3. Теория центра эксплуатации………………………………………………......30
2.4. Теория контроля……………………………………………………………......33

III. Проблема «международных юридических лиц»…………………….……….39

IV. Многосторонние международные договоры и казахстанское законодательство……………………………………………………………………46

V. Осуществление иностранными юридическими лицами хозяйственной деятельности………………………………………………………………………...61

VI. Иностранные юридические лица в Республике Казахстан ………………… 67

Заключение………………………………………………………………………….
Список использованных источников ……………………………..………………

Изучение в международном частном праве такой категории,
как юридические лица, связано с решением ряда проблем не только
практического, но и теоретического порядка. В рассматриваемой
области, равно как и в других институтах, и вообще для международного частного права весьма характерно разделение всех лиц,
действующих на данной территории, на отечественных (национальных) и иностранных. То же самое имеет место и применительно к юридическим лицам. Одним из самых важных обстоятельств, которое, прежде всего, принимается в расчет при оценке правового положения юридического лица в конкретном государстве, выступает критерий: к какой категории лиц в вышеуказанном смысле оно относится — «своим», т.е. принадлежащим к данной стране, или «чужим», принадлежащим другому государству.
Физическое лицо имеет гражданство (подданство), т.е. особую
правовую связь с определенным государством, в силу которой обеспечивается защита его прав и интересов даже вне пределов собственного государства с помощью разнообразных средств, предпринимаемых последним, а также домициль — место постоянного или преимущественного жительства, которое далеко не всегда совпадает с государством гражданства (подданства). А есть ли домициль у юридического лица? Существует ли понятие «национальности» применительно к юридическим лицам? Может ли домициль юридического лица быть иным, нежели страна его учреждения? Эти и многие другие вопросы в каждом конкретном случае требуют надлежащего ответа, который в конечном итоге определит правовое положение юридического лица. Кроме того, после получения ответов на поставленные вопросы необходимо рассмотреть материальное содержание тех правовых норм, которые регулируют правовой статус, право- и дееспособность, ее объем, возникновение и условия ее прекращения, ограничения прав и обязанностей юридических лиц в гражданско-правовом отношении в соответствующей стране и т. д.
Основным фактором для уточнения гражданско-правового
статуса иностранных юридических лиц в международном частном праве является то обстоятельство, что на них воздействуют,
по крайней мере, две регулирующие системы — система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «своим», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон). При этом в ряде случаев особое значение могут иметь также и нормы соответствующих многосторонних или двусторонних международных договоров, в которых участвуют рассматриваемые государства.
Актуальность настоящего исследования объясняется следующими факторами: во-первых, тем значением, которое обретает юридическое лицо в международном частном праве в условиях перехода к построению основ рыночной экономики; во-вторых, слабой разработкой в Казахстане проблемы понятия юридического лица в международном частном праве; в-третьих, необходимостью комментирования и совершенствования положений нового Гражданского кодекса Республики Казахстан и законодательства, определяющего правовой статус юридических лиц в международном частном праве.
Цель работы - раскрыть содержание понятия "юридическое лицо в международном частном праве".
Достижение цели нам видится в решении следующих основных задач:
- изучение основ правового положения юридических лиц: «национальность» и «личный статут»;
- рассмотрение основных доктрин определения личного статута;
- выяснение проблемы «международных юридических лиц»;
- определение международных организаций в международном частном праве;
- рассмотрение осуществления иностранными юридическими лицами хозяйственной деятельности;
- изучение правового положение иностранных юридических лиц в Республике Казахстан.
Исследованность проблемы.
В правовой тематике вопрос о понятии юридического лица на протяжении двух последних веков занимает одно из ведущих мест. Написан ряд монографий и статей, теоретических и философских трактатов, практических пособий на эту тему, однако большинство из них посвящены проблеме юридического лица в гражданском праве.
Условно работы юристов по данной проблематике можно разделить на следующие категории:
Классический период: работы Савиньи, Иеринга, Гике, Зома, Соллейля, Дернбурга, Бринца, Кельзена; Мейера Д.И., Дювернуа Н.Л., Шершеневича Г.Ф., Гессена В.М., Нечаева В.А., Гервагена Л.Л., кн. Трубецкого Е.Н., Гамбарова Ю.С., Каминки А.И. и других. Советский период: работы Стучки П.И., Ландкофа С.Н., Бенедиктова А.В., Александрова И.Г, Флейшиц Е.А., Братуся С.Н., Иоффе О.С., Аскназия С.И, Кечекьяна С.Ф., Грибанова В.П.. Толстого Ю.К., Халфиной Р.О., Калмыкова Ю.Х., Якушева B.C. и других. Современные работы цивилистов: Эннекцеруса Л., РайхРорвига И., Шустера П., Ривольты К., Вагацумы С., Ариидзуми Т., Найе Х.В., Зайберта У., Плессе Ф., Буйи М., Жамена С., Лакура Л.; Суханова Е.А., Брагинского М.И., Кулагина МИ, Толстого Ю.К, Юмашева Ю.М., Рахмиловича В.А., Чигира В Ф., Клейн Н.И, и других.
В Казахстане по данной проблематике писали: Басин Ю.Г, Беспалова А.И., Грешников И.П., Диденко А.Г., Сулейменов М.К., Жанайдаров И.У., Мукашева К.В., Жакенов В.А. и другие.
Исследование названных проблем осуществлялось на основе общих и частных методов научного познания. Общим методом, применяемым в работе, являлся диалектический метод, позволивший осуществить комплексный анализ рассматриваемых вопросов. Использовались исторический, формально-логический, системно-структурный методы; логико-правовой, сравнительно-правовой, социологический, метод сравнения и аналогий, метод обобщений и иные частные методы.
Источники исследования
Нами изучена цивилизующая роль Конституции и действующего национального и международного законодательства о статусе юридических лиц в международном частном праве. Широко представлены в работе отраслевые законодательные источники, законодательство ряда зарубежных стран.
В работе использованы труды отечественных и зарубежных правоведов, в том числе занимающихся проблемами международного частного права.
Структура работы подчинена общей логике исследования, обусловленной его целями, задачами и состоит из введения, шести разделов, включающих шесть подразделов, заключения и списка использованных источников.
I. Основы правового положения юридических лиц:
«национальность» и «личный статут»

Характерной чертой в правовом регулировании отношений в рассматриваемой области, равно как и в некоторых других ин¬ститутах международного частного права, выступает разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечествен¬ных (национальных) и иностранных. Поэтому при оценке право¬вого положения юридического лица в конкретном государстве служит критерий, по которому лицо в вышеуказанном смысле от¬носят к какой-либо категории—к «своим», т.е. принадлежащим к данной стране, или «чужим» — т.е. другому государству.
«Привязанность» юридического лица к определенному госу-дарству и его правопорядку именуется в международном частном праве «национальностью» юридического лица. Принадлежность юридического лица к определенному государству и соответствен¬но его правопорядку отличается от гражданства физических лиц. Гражданство физического лица — это институт государственного права и применяется исключительно к гражданам того или иного государства. Национальность юридического лица — понятие, кото¬рое применяется условно. Судьям пришлось применить привязку к праву государства и для юридического лица так же, как сущест-вует привязка физического лица к соответствующему государству, с учетом того, что юридическое лицо является искусственным образованием, существующим независимо от лиц, в нем участвующих, и независимо от волеизъявления этих лиц.
Важ¬ным фактором для уточнения гражданско-правового статуса ино¬странных юридических лиц в международном частном праве яв¬ляется то обстоятельство, что на них воздействуют, по крайней мере, две регулирующие системы — система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «сво¬им», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон).
Кроме того, определив принадлежность конкретного юридическо¬го лица к тому или иному государству, необходимо рассмотреть мате¬риальное содержание правовых норм, которые регулируют правовой статус: право-, дееспособность, ее объем, возникновение и условия ее прекращения, ограничения прав и обязанностей юридических лиц в гражданско-правовом отношении в соответствующей стране и т. д.
Представления личного закона, использовавшиеся в отношении физических лиц, в свое время были перенесены и на юридическую фикцию—юридических лиц, вследствие чего к ним по аналогии продолжали применяться понятия «национальность» и «оседлость». Категория «национальность» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, поскольку она не может иметь ис¬ходного содержания — т. е. особой правовой связи лица с государ¬ством, выражаемой в институте гражданства, — но используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходно¬го употребления, и в юридическом отношении не может рассмат¬риваться как надлежащая для целей обращения к ней при характе¬ристике юридических лиц. Тем не менее обращение к ней в связи с юридическими лицами не вызывает возражений, если стоит зада¬ча отграничения, как было подчеркнуто ранее, отечественных правосубъектных образований от таковых иностранных.
Например, Правилами иностранных капиталовложений 1985 г. Новой Зеландии предусмотрено, что иностранное юридическое лицо, т. е. компания, не зарегистрированная в Новой Зелан¬дии, должно получить разрешение на инвестицию Комиссии по иностранным инвестициям в отношении определенных видов деятельности или действий (приобретения имущества новозеланд¬ской компании стоимостью свыше 10 млн. новозел. долл., при¬обретения новозеландской компании стоимостью свыше 10 млн. новозел. долл., инвестиций в создание нового бизнеса, превы¬шающего 10 млн. новозел. долл. и пр.), в отличие от отечествен¬ных юридических лиц, которым подобных разрешений не требу¬ется. Другой пример. В ОАЭ на основании Закона о компаниях №8 1984 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Зако¬ном № 13 1988 г.) 51% акций компании, создаваемой на террито¬рии ОАЭ, может владеть только физическое или юридическое лицо отечественного правопорядка. Следовательно, задача уста¬новления, идет ли в данном конкретном случае речь о местном или иностранном субъекте права, выступает как наиглавнейшая [1, С. 222].
Кроме того, соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, при-надлежащим к договаривающимся государствам, на основе взаимно¬сти предоставляется национальный режим (либо режим наибольше¬го благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить, во-первых, своих, т. е. национальных, юридических лиц, во-вторых, иностранных, т. е. при¬надлежащих к договаривающемуся государству, и, в-третьих, таковых «чужих» — принадлежащих к недоговаривающимся государствам.
В том же, что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридиче¬ским лицам, то к ним, прежде всего, следует отнести категорию «личного статута» юридического лица. Легально в собственном качестве категория личного статута юридического лица закрепле¬на в особой статье модельного гражданского кодекса, разработан¬ного в рамках стран СНГ, — «Закон юридического лица», а также в разд. VII «Международное частное право» ГК РК и аналогичных разделах кодексов стран Содружества, основанных на модели (России, Армении, Белоруссии, Киргизии, Узбекистана и др.).
Действовавший ранее Закон РК от 24 декабря 1997 года «Об иностранных инвестициях» в качестве иностранного инвестора рассматривал следующих субъектов:
- иностранные юридические лица;
- иностранные граждане, лица без гражданства, граждане Республики Казахстан, имеющие постоянное место жительства за границей, при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйственной деятельности в стране их гражданства или постоянного места жительства;
- иностранные государства;
- международные организации;
- юридические лица Республики Казахстан, в отношении которых иностранные инвесторы имеют право определять решения, принимаемые такими юридическими лицами .
Как правило, организация, не являющаяся юридическим лицом, создается на основе гражданско-правового договора, например дого¬вора о совместной деятельности, и заключения такого договора доста¬точно для того, чтобы считать организацию созданной. Действующие на основе договора юридические и физические лица обычно реализу¬ют свою правоспособность самостоятельно в соответствии с условия¬ми и целями, предусмотренными договором. В этом случае иностран¬ным инвестором следует считать иностранное юридическое или физи¬ческое лицо, участвующее в договоре.
Если к деятельности такой организации должно быть применено казахстанское право, применяются правила ГК РК, которые регулируют деятельность юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа отношения. Приравнивание организаций, не обладающих статусом юридического лица, к юридиче¬ским лицам путем распространения на эти организации действия норм гражданского кодекса о юридических лицах связано с тем, что для этих неправосубъектных организаций так же, как и для юридических лиц, важным условием деятельности является признание их существования. Именно поэтому «учреждение» такой организации, с которым связан ее личный статут, не следует понимать обязательно как внесение этой организации в тот или иной реестр; важно то, что эта организация явля¬ется легально созданной в соответствии с законом данного государства.
Пример организации, не являющейся юридическим лицом, — пае-вой инвестиционный фонд, цель которого — создание обособленного имущественного комплекса — фонда, формируемого за счет объедине¬ния имущественных взносов учредителей паевого инвестиционного фонда, передаваемых в доверительное управление управляющей ком¬пании. Паевой инвестиционный фонд не является юри¬дическим лицом [2, С. 44].
Условия признания инвестиционных фондов и определение при-менимого к ним права содержатся в Гаагской конвенции о праве, применимом к доверительной собственности (trust) и признании ор¬ганизаций, созданных на основе этого института, 1985 г., согласно которой под доверительной собственностью (trust) понимается не только институт права справедливости, существующий в английском праве, но также и «различные его модификации в праве других госу¬дарств, относимые к своеобразным правовым институтам» .
Одним из способов решения сложной проблемы, обусловленной применением в праве разных государств различных критериев при оп-ределении национальности, государственной принадлежности юри¬дических лиц, является унификация и гармонизация права отдельных государств.
В целях гармонизации права в Договоре об учреждении Европей-ского экономического сообщества (Римский договор 1957 г.) была сформулирована правовая норма-принцип, направленная на признание иностранного юридического лица, осуществляющего деятельность в странах Сообщества: «Компании или фирмы, которые учреждены в со¬ответствии с законодательством какого-либо государства-члена, а так¬же компании или фирмы, зарегистрированное местопребывание, цен¬тральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри Сообщества, приравниваются с точки зре¬ния данной главы к физическим лицам, являющимся гражданами государств-членов». При этом под компания¬ми или фирмами подразумеваются «компании или фирмы, учрежден¬ные на основе гражданского или коммерческого права, в том числе коо¬перативные общества, а также другие юридические лица, регулируемые государственным или частным правом, за исключением обществ, не преследующих коммерческие цели» (ст. 58) [3, С. 552].
Статья 58 Римского договора обеспечила унифицированное пони-мание термина «национальность юридического лица». Суд или адми-нистративный орган на основе национального закона может опреде¬лить, к какой иностранной правовой системе принадлежит данная организация. Соответственно, компания, учрежденная по националь¬ным законам, даже если она контролируется иностранной материн¬ской компанией или имеет стопроцентный иностранный капитал ли¬бо фактически выполняет функции филиала (представительства) зарубежной компании, будет подчинена режиму деятельности, преду¬смотренному для отечественных компаний, исходя из правила, по ко¬торому ее «национальность» определяется в соответствии с установленным в законе признаком (место инкорпорации или место нахожде-ния органа управления, т.е. место «домицилия» компании).
Надо вместе с тем иметь в виду, что согласно действующему нацио-нальному законодательству и доктрине «термин «национальность» в применении к юридическим лицам не имеет и не может иметь того значения, которое он имеет в применении к физическим лицам» [4, С. 45]. Ка¬тегория национальности применительно к юридическим лицам чаще используется для разграничения собственных (национальных) и чу¬жих (иностранных) юридических лиц и в целях определения правово¬го режима деятельности последних в границах национально-правовой системы. При этом к иностранным («чужим» в данной правовой сис¬теме) могут относиться и часто относятся местные (собственные или национальные) юридические лица, контролируемые компаниями дру¬гого государства. Для решения вопроса, является ли данное юридиче¬ское лицо собственным (национальным) или иностранным (принад¬лежит иной правовой системе, чем правовая система регулирующего государства), следует обращаться к законодательству соответственно того государства, где данное юридическое лицо осуществляет свою деятельность, например к законам об инвестициях. Нор¬мы этих законов являются обязательными для определения правового режима деятельности иностранных компаний. Такие нормы, называе¬мые часто условиями допуска иностранных инвестиций, имеют административно-правовой характер.
Условия допуска иностранных инвестиций могут быть сформули-рованы и как требования к регистрации (аккредитации) филиалов иностранных юридических лиц или коммерческих организаций с уча¬стием иностранного капитала. Так, например, согласно законодатель¬ству Дании иностранное юридическое лицо, которое не осуществляет хозяйственной деятельности в стране, где оно было учреждено, обяза¬но обеспечить минимальный размер основного капитала в 200 000 крон, чтобы гарантировать права датских кредиторов, заключающих сделки с такой компанией. Именно это положение законодательства Дании стало предметом разбирательстве в Европейском суде по вопросу о со¬ответствии его нормам ст. 52 и 58 Римского договора, согласно которым, в частности, создание предприятий должно осуществляться «на условиях, установленных законодательством страны для собственных граждан и в соответствии с положениями главы, касающейся свобод¬ного движения капиталов». Согласно решению Европейского суда вопрос о соответствии нормам Римского Договора норм датского за¬конодательства об условиях регистрации филиала должен быть решен с учетом следующих обстоятельств: носит ли их применение характер дискриминации, обеспечивает ли достижение объективно необходи¬мой цели, для которой было принято это законодательство.
Относительно допуска иностранных инвестиций Руководство по регулированию иностранных инвестиций, разработанное и принятое Мировым Банком в 1992 г., предусматривает (ст. 2), что «каждое госу-дарство сохраняет за собой право регулировать допуск иностранных частных инвестиций. При формулировании норм и при их примене¬нии государства будут принимать во внимание, что открытый доступ, возможно, в рамках списка отраслей, открытых для иностранных частных инвестиций (при существовании списка ограниченного числа отраслей, видов деятельности, закрытых для иностранных инвестиций или требующих оценки условий допуска (screening), лицензирова¬ния), является наиболее эффективным решением проблемы правово¬го регулирования иностранных инвестиций» [3, С. 63 - 74]. Унификация нацио¬нальных законов об иностранных инвестициях на основе рекоменда¬ций Мирового банка обеспечивает реализацию государством своих прав по управлению иностранными инвестициями и одновременно содействует их притоку в национальную экономику.
Развитие экономического сотрудничества стран СНГ также потребовало единообразного решения проблемы, связанной с опреде¬лением государственной принадлежности юридического лица. Модель ГК для стран СНГ предусматривает, что законом юридического лица является право страны, где это юридическое лицо учреждено (ст. 1211).
На основе личного закона юридического лица определяется, яв-ляется ли рассматриваемая организация юридическим лицом и к ка¬кому виду юридических лиц она относится. Так, созданный в Герма¬нии филиал английской компании, следуя коллизионной привязке, принятой в международном частном праве Германии (местонахожде¬ние юридического лица), будет рассматриваться как товарищество торгового или гражданского права Германии. Этот же филиал по анг¬лийскому праву будет рассматриваться как часть английской компа¬нии (частная компания с ограниченной ответственностью). На осно¬вании личного статута будут решаться и иные вопросы, связанные с правовой формой юридического лица: требование к его наименова¬нию, регистрации, минимальному уставному капиталу.

1.1. Понятие юридического лица
Категория «национальности» применительно к
юридическим лицам является условной, неточной, используемой
в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления, и в юридическом отношении не может рассматриваться как надлежащая для целей обращения к ней при характеристике юридических лиц. Ею, бесспорно, оперируют в качестве понятия, к которому прибегают, когда говорят о физических лицах. Тем не менее ее использование в аспекте юридических лиц не вызывает возражений, если стоит задача отграничения,
как было подчеркнуто ранее, отечественных правосубъектных образований от иностранных [5, С. 60]. Например, по Закону Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) о торговых посредниках (агентах) 1981г. (с изменениями от 1988 г.) торгово-посредническую деятельность вправе осуществлять в ОАЭ только граждане или юридические лица ОАЭ. Иными словами, подобного рода деятельность для иностранных компаний запрещена.
Приведем другой пример. На основании Закона о
компаниях № 8 1984 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом № 13 1988 г.) 51% акций компании, создаваемой; на территории ОАЭ, может владеть только физическое или юридическое лицо отечественного правопорядка. Следовательно, задача установления, идет ли в данном конкретном случае речь о местном или иностранном субъекте права, выступает как наиглавнейшая. Особенно наглядно категория «национальности»
юридических лиц выступает в ситуациях объявления экономических и политических санкций в отношении какого-либо государства, которые имманентно распространяются и на его физических или юридических лиц. В частности, в известном деле «Банка Ливии против Бэнкерз Траст Компани» по иску, заявленному истцом в Высокий суд Англии в 1987 г., «национальность» истца, т.е. его принадлежность к ливийскому государству, была ключевым моментом для использования Соединенными Штатами
Америки экономических санкций против Ливии, послуживших
основаниями для судебных требований. Истец — Ливийский арабский внешний банк — ливийская государственная корпорация, контролируемая Центральным банком Ливии, 8 января 1986 г., в 14.00 по нью-йоркскому времени выдал поручение ответчику — Бэнкерз Траст компани, корпорации, зарегистрированной в штате Нью-Йорк, — о переводе средств в Лондон, в филиал ответчика на счет клиента. Головной офис американской корпорации в Нью-Йорке не удовлетворил запрос своего филиала о перечислении средств его клиенту, поскольку в 16.00 того же дня была получена информация секретаря казначейства США о том, что Президент США подписал указ, запрещающий американским юридическим лицам, в том числе их филиалам за границей, выплачивать валютные средства ливийским учреждениям в качестве меры в рамках объявленных против Ливии экономических санкций [6, С. 39].
Кроме того, соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, принадлежащим к договаривающимся государствам, предоставляется на основе взаимности национальный режим (либо режим наибольшего благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить,
во-первых, своих, т.е. национальных, юридических лиц, во-вторых, иностранных, т.е. принадлежащих к договаривающемуся государству, и, в-третьих, «чужих» — принадлежащих к недоговаривающимся государствам.
Термин «национальность» устойчиво используется в праве применительно к морским, речным, воздушным и прочим (космическим) судам.
Национальность юридического лица означает его принадлежность к конкретному государству и определяется в соот¬ветствии с критериями, установленными в стране, суд которой рас¬сматривает возникший спор. В мировой практике существует не¬сколько основных критериев, позволяющих определить националь¬ность юридического лица:
по месту создания (регистрации или утверждения устава) юриди-ческого лица, так называемому месту инкорпорации юридического лица; или по месту нахождения его административного центра (управляюще¬го органа); или по месту его основной деятельности.
В разных странах действуют различные критерии для определения национальности юридического лица [7, С. 96]. В странах англо-американского права — это место инкорпорации юридического лица .
В странах континентальной Европы принят критерий места нахождения административного центра или правления юридического лица [8, С. 21]. Так, в Италии «компании, ассоциации, учреждения и иные юри-дические лица, будь то частного или публичного права, подчиняются закону государства, на территории которого эти юридические лица были учреждены. Однако независимо от этого итальянский закон будет применяться всегда, когда местом органа управления этого юридического лица, равно как местом нахождения его основной деятельности, является Италия» (п. 1 ст. 25 Закона Италии) [9]. Критерий места нахождения юридического лица соглас¬но итальянскому закону включает в себя место нахождения органа управления и место основной деятельности юридического лица. Закон в данном случае исходит из понимания того, что компания осуществляет свою деятельность преимущественно в том государстве, где находится ее орган управления.
В соответствии с Законом о международном частном праве Швей-царии «местом нахождения юридического лица считается место нахо¬ждения, указанное в учредительных документах. При отсутствии та¬кого указания местом нахождения компании считается место нахож¬дения ее органа управления» (п. 2 ст. 21) [10, С. 193 - 246]. Что касается личного статута юридического лица, то применительно к коммерческим орга¬низациям (товариществам) предусматривается: «К товариществам применяется право государства, в котором они учреждены, при усло¬вии соблюдения установленных правом этого государства требований в части оглашения или регистрации, а при отсутствии таких требова¬ний — при условии их учреждения в соответствии с правом этого го¬сударства. К товариществу, не удовлетворяющему вышеуказанным условиям, применяется право государства, из которого фактически осуществляется управление им»- (ст. 154). Местом нахождения органа управления обычно считается место, указан¬ное в уставе. Отсюда и необходимость обращения к праву государства, где учреждено товарищество и где опубликован («оглашен») или за¬регистрирован устав товарищества. При отсутствии такой информа¬ции суды рассматривают в качестве места нахождения органа управ¬ления место, где управленческое решение трансформируется в повсе¬дневную деятельность*.
С ростом объема иностранных инвестиций все большее значение приобретает критерий места основной деятельности, позволяющий подчинить решение вопросов правового режима иностранных юриди¬ческих лиц местному законодательству. В английском нраве для того, чтобы понять связь юридического лица с государством, определяю¬щим правовой режим его деятельности (не национальность, а статус — в смысле режим деятельности в рамках, определенной правовой систе¬мы), применяется понятие квази-домицилия, поскольку невозможно говорить о домицилии или даже о месте нахождения (residence) при¬менительно к искусственно созданным образованиям. Торговая ком¬пания, например, имеет квази-домицилий в стране, где осуществляет¬ся ее основная деятельность или находится центр, откуда контролиру¬ется ее деятельность, — место нахождения ее «мозгового центра» — центра управления. Однако в любом случае, согласно английскому праву, если юридическое лицо (корпорация) будет иметь местом нахо¬ждения Великобританию, где оно было инкорпорировано, то даже при наличии органа управления в любом ином государстве эта компания «всегда будет считаться компанией, инкорпорированной по закону Великобритании (или какой-либо ее части), и будет рассматриваться как компания, имеющая местом нахождения Великобританию» [11, С. 107].
Несовпадение рассматриваемых критериев в праве различных стран создает иногда значительные трудности. Компания, учрежден¬ная в Швейцарии, правление которой находится в Лондоне, будет рассматриваться в Великобритании или в США как швейцарская, т.е. имеющая швейцарский статут. В то же время в соответствии с правом Д Франции или ФРГ эта компания будет рассматриваться как английская компания.
Коллизионная норма о личном статуте носит императивный характер. Государство определяет, как, т.е. согласно какому критерию следует определять личный статут юридического лица. По этому критерию можно судить о юридическом лице как о швейцарском, французском, германском юридическом лице, а это влечет за собой применение норм права соответствующего государства но перечисленным в законе вопросам (является ли организация юридическим лицом, каков объем правоспособности, в каком порядке оно возникает и прекращает свое существование).
Коллизионный вопрос о личном статуте юридического лица ино¬гда связывается с регулированием (определением правового режима) экономической, в частности инвестиционной, деятельности иностран¬ного лица. Некоторые авторы относят к коллизионным критериям критерий контроля, используемый при регулировании инвестиций, а также критерии, встречаемые в законе о валютном регулировании, на¬логовом законодательстве. Однако следует признать, что только кри¬терий, содержащийся в ГК РК (место учреждения юридиче¬ского лица), служит цели определения личного статута юридического лица. Что касается норм о нерезидентах в валютном и налоговом зако¬нодательстве, то эти нормы относятся к характеристике режима дея¬тельности юридических лиц, осуществляющих экономическую дея¬тельность на территории данного государства. Они определяют сферу применения соответственно валютного, налогового или инвестицион¬ного законодательства и по своей природе и назначению не являются коллизионными нормами, т.е. не служат цели определения личного статута [12, С. 42].
Ошибочное понимание норм валютного и налогового законодательства об иностранных лицах (нерезидентах) приводит к появле-нию теорий, которые пытаются объяснить сложные вопросы, возни¬кающие в связи с вывозом капитала (валютное регулирование) и «международной» деятельностью (т.е. деятельностью в иностранном государстве) компаний (налоговое законодательство). Хотя «между¬народная» деятельность компаний действительно создает предпосыл¬ки для применения разного рода критериев к юридическим лицам, в зарубежной литературе всегда разграничивается коллизионное и ма¬териальное право, применяемое к иностранным юридическим лицам [13, С. 181 - 184].
Различие между коллизионными критериями и критериями, со-держащимися в материальном праве, можно проиллюстрировать на примере английского права. В английском праве «любое лицо, физи¬ческое или искусственно созданное (юридическое лицо) в момент ро¬ждения приобретает домицилий по происхождению в результате при¬менения права. У физического лица — это домицилий родителей, у юридического — это страна, в которой оно было учреждено». Когда речь идет о налогообложении, английское право использует критерий места нахождения (residence), а не домицилий — место, где юридиче¬ское лицо было учреждено. Компания является резидентом в стране, если страна является местом контроля и управления компанией.
В результате применения критериев, содержащихся в материальном праве, возможно отношение к английским компаниям как к псевдо-иностранным. Примером этого являются английские компании, рас-сматриваемые в период Первой и Второй мировых войн как «враждеб¬ные иностранцы», с которыми было запрещено совершать коммерче¬ские сделки [5, С. 42 - 43]. Признаки, по которым компания могла быть отнесена к категории «враждебных» или «иностранных», не были критериями, по которым можно было бы определить государственную принадлежность юридического лица. Признаки, определяющие подобный характер ком¬пании, являлись признаками, необходимыми для применения правово¬го режима лишь к ограниченному кругу юридических лиц.
После Второй мировой войны с появлением новых независимых государств в законах (кодексах) об иностранных инвестициях, приня¬тых этими государствами, к иностранным юридическим лицам стали относить не только компании, имеющие «иностранный» статут (соз¬данные по закону другого государства), но и национальные, с точки зрения действующих коллизионных критериев, юридические лица, находящиеся под контролем иностранных. Подобно критерию, опре¬деляющему «враждебный» характер германских компаний, осуществ¬лявших свою деятельность в Великобритании в период войны, целью критерия контроля, применяемого в законах об иностранных инвести¬циях развивающихся стран, было выделение круга юридических лиц, подпадающих под особый правовой режим. В отличие от предыдущих лет компании, подчиняющиеся особому режиму, относились к категории не «враждебных», а «иностранных». Деятельность одних и тех же юридических лиц в различных государствах привела к тому, что они стали именоваться «международными». «Международными» нередко называют «многонациональные предприятия», имеющие разбросан¬ную по всему миру сеть филиалов и дочерних компаний. При этом экономическая подчиненность и юридическая независимость дочер¬них компаний от головной организации являются основной характе¬ристикой таких «международных» организаций.
Л.А. Лунц, ссылаясь на известного английского юриста К. Шмиттгоффа, выделяет характерную для многонациональных предприятий черту: экономическое единство при юридической множественности [14, С. 13]. В современной литературе выделяются два подхода к определению национальности транснациональных корпораций или многонацио¬нальных предприятий. Первый основан на определении личного ста¬тута самой ТНК (entity approach), второй — на понимании ТИК как множества предприятий (enterprise approach), каждое из которых имеет свой личный статут [15, С. 9]. Первый подход к определению нацио¬нальности ТНК заключается в том, что личным статутом такой корпо¬рации является закон страны места ее учреждения. Такой подход был распространен до 80-х гг. прошлого столетия. Он применялся как к ТНК, признаваемым международными корпорациями в силу участия в них своим капиталом иностранных юридических лиц, так и к ТНК, имеющим разветвленную сеть филиалов, дочерних компаний и пред¬ставительств в иностранных государствах [16, С. 144]. В настоящее время к ТНК, состоящим из множества дочерних компаний, применяется enterprise approach. Однако и при этом подходе дочерняя компания рассматри¬вается как юридическое лицо, являющееся частью ТНК, чей личный статут определяется в соответствии с национальным правом того или иного государства. Выделение двух подходов к определению нацио¬нальности ТНК позволяет регулировать деятельность многонацио¬нальных («международных»), или транснациональных корпораций (ТНК) исключительно в рамках международного частного права.
В 70-е гг. XX в. была распространена практика создания междуна-родных хозяйственных объединений (МХО), которая предполагала обращение к международному договору как к надлежащей форме пра¬вового регулирования иностранных инвестиций из социалистических стран — членов СЭВ; сторонами в отношениях являлись государства в лице различных отраслевых министерств и ведомств. Условия между¬народных договоров о создании МХО рассматривались как учреди¬тельные документы, лежащие в основе таких организаций. МХО мог¬ли принимать форму международных хозяйственных товариществ в случаях, когда договор не предусматривал создание юридического ли¬ца. Они могли также существовать в форме созданного на территории одного из государств юридического лица, условия деятельности кото¬рого определялись в международном договоре. Их особенность за¬ключалась в том, что они создавались не по законодательству государ¬ства, на территории которого осуществлялась их деятельность, а меж¬дународным договором. Международные хозяйственные объединения при этом не рассматривались в качестве субъектов международного публичного права [17, С. 56 - 59].
С оговорками следует применять категорию «иностранный инве-стор» также и к международной организации, создаваемой в совре¬менных условиях предпринимательской деятельности. Такая органи¬зация может обладать статусом юридического лица и выполнять функции коммерческой организации, как, например, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). В этом случае регулирование деятельности такой «международной» организации будет аналогично тому, как если бы иностранным инвестором было иностранное юриди¬ческое лицо. Если международная организация не наделяется стату¬сом юридического лица или если ее деятельность связана с исполне¬нием публично-правовых функций, как это имеет место, например, в случае предоставления кредитов Международным банком реконст¬рукции и развития (МБРР) государству — члену МБРР, международ¬ная организация рассматривается как субъект международного пуб¬личного права и отношения между ней и государством, принимаю¬щим инвестиции в форме кредитов, основываются на международном Договоре.

1.2. Виды юридических лиц
Что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридическим лицам, то к ним, прежде всего, следует отнести категорию «личного статута» юридического лица. Легально в собственном качестве категория личного статута юридического лица закреплена в особой статье модельного Гражданского кодекса, разработанного в рамках стран СНГ, — «Закон юридического лица». «Личный статут» — это тот правопорядок, в силу предписаний которого появилось данное образование, в качестве юридического лица осуществляющее деятельность. Нормы этого правопорядка санкционируют возникновение и ликвидацию соответствующего юридического лица.
Очень часто в международной жизни вопросы отыскания закона, которому подчиняется и в соответствии с которым было создано то или иное юридическое лицо, возникают в связи с налогообложением, являющимся важной составляющей его общего правового положения в зарубежной стране. Так, если договором об устранении двойного налогообложения, действующим между Республикой Казахстан и рядом иностранных государств, установлено, что от налогообложения на территории одного договаривающегося государства освобождаются доходы, полученные юридическими лицами от соответствующих видов деятельности, осуществляемой на территории
другого договаривающегося государства, то необходимо, как минимум, подтвердить, является ли данное образование, претендующее, скажем, на освобождение от налога на прибыль в Казахстане,
иностранным юридическим лицом, и таким образом выявить, распространяются ли на него положения международного договора .
По казахстанскому праву в основе определения иностранного юри-дического лица лежит критерий места его учреждения. Согласно этому крите-рию к иностранным юридическим лицам следует относить компании, учрежденные по закону иностранного государства, а также филиалы указанных компаний, которые осуществляют деятельность на терри¬тории Казахстана и являются частью (структурным подразделением) го¬ловной организации — иностранного юридического лица.
Как уже было отмечено выше, в качестве иностранного инвестора рассматриваются следующие субъекты:
- иностранные юридические лица;
- иностранные граждане, лица без гражданства, граждане Республики Казахстан, имеющие постоянное место жительства за границей, при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйственной деятельности в стране их гражданства или постоянного места жительства;
- иностранные государства;
- международные организации;
- юридические лица Республики Казахстан, в отношении которых иностранные инвесторы имеют право определять решения, принимаемые такими юридическими лицами».
Как правило, организация, не являющаяся юридическим лицом, создается на основе гражданско-правового договора, например дого¬вора о совместной деятельности, и заключения такого договора доста¬точно для того, чтобы считать организацию созданной. Действующие на основе договора юридические и физические лица обычно реализу¬ют свою правоспособность самостоятельно в соответствии с условия¬ми и целями, предусмотренными договором. В этом случае иностран¬ным инвестором следует считать иностранное юридическое или физи¬ческое лицо, участвующее в договоре.
Если к деятельности такой организации должно быть применено казахстанское право, применяются правила ГК РК, которые регулируют деятельность юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа отношения. Приравнивание организаций, не обладающих статусом юридического лица, к юридиче¬ским лицам путем распространения на эти организации действия норм гражданского кодекса о юридических лицах связано с тем, что для этих неправосубъектных организаций так же, как и для юридических лиц, важным условием деятельности является признание их существования. Именно поэтому «учреждение» такой организации, с которым связан ее личный статут, не следует понимать обязательно как внесение этой организации в тот или иной реестр; важно то, что эта организация явля¬ется легально созданной в соответствии с законом данного государства.
Пример организации, не являющейся юридическим лицом, — пае¬вой инвестиционный фонд, цель которого — создание обособленного имущественного комплекса — фонда, формируемого за счет объедине¬ния имущественных взносов учредителей паевого инвестиционного фонда, передаваемых в доверительное управление управляющей ком¬пании. Паевой инвестиционный фонд не является юри¬дическим лицом [19, С. 44].
Условия признания инвестиционных фондов и определение при¬менимого к ним права содержатся в Гаагской конвенции о праве, применимом к доверительной собственности (trust) и признании ор¬ганизаций, созданных на основе этого института, 1985 г., согласно которой под доверительной собственностью (trust) понимается не только институт права справедливости, существующий в английском праве, но также и «различные его модификации в праве других госу¬дарств, относимые к своеобразным правовым институтам» .
Одним из способов решения сложной проблемы, обусловленной применением в праве разных государств различных критериев при оп-ределении национальности, государственной принадлежности юри¬дических лиц, является унификация и гармонизация права отдельных государств [20, С. 364 - 394].
В целях гармонизации права в Договоре об учреждении Европей-ского экономического сообщества (Римский договор 1957 г.) была сформулирована правовая норма-принцип, направленная на признание иностранного юридического лица, осуществляющего деятельность в странах Сообщества: «Компании или фирмы, которые учреждены в со¬ответствии с законодательством какого-либо государства-члена, а так¬же компании или фирмы, зарегистрированное местопребывание, цен¬тральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри Сообщества, приравниваются с точки зре¬ния данной главы к физическим лицам, являющимся гражданами государств-членов». При этом под компания¬ми или фирмами подразумеваются «компании или фирмы, учрежден¬ные на основе гражданского или коммерческого права, в том числе коо¬перативные общества, а также другие юридические лица, регулируемые государственным или частным правом, за исключением обществ, не преследующих коммерческие цели» (ст. 58) [4, С. 552].
Статья 58 Римского договора обеспечила унифицированное пони-мание термина «национальность юридического лица». Суд или адми-нистративный орган на основе национального закона может опреде¬лить, к какой иностранной правовой системе принадлежит данная организация. Соответственно, компания, учрежденная по националь¬ным законам, даже если она контролируется иностранной материн¬ской компанией или имеет стопроцентный иностранный капитал ли¬бо фактически выполняет функции филиала (представительства) зарубежной компании, будет подчинена режиму деятельности, преду¬смотренному для отечественных компаний, исходя из правила, по ко¬торому ее «национальность» определяется в соответствии с установленным в законе признаком (место инкорпорации или место нахожде-ния органа управления, т.е. место «домицилия» компании).
Надо вместе с тем иметь в виду, что согласно действующему нацио-нальному законодательству и доктрине «термин «национальность» в применении к юридическим лицам не имеет и не может иметь того значения, которое он имеет в применении к физическим лицам» [5, С. 45]. Ка¬тегория национальности применительно к юридическим лицам чаще используется для разграничения собственных (национальных) и чу¬жих (иностранных) юридических лиц и в целях определения правово¬го режима деятельности последних в границах национально-правовой системы. При этом к иностранным («чужим» в данной правовой сис¬теме) могут относиться и часто относятся местные (собственные или национальные) юридические лица, контролируемые компаниями дру¬гого государства. Для решения вопроса, является ли данное юридиче¬ское лицо собственным (национальным) или иностранным (принад¬лежит иной правовой системе, чем правовая система регулирующего государства), следует обращаться к законодательству соответственно того государства, где данное юридическое лицо осуществляет свою деятельность, например к законам об иностранных инвестициях. Нор¬мы этих законов являются обязательными для определения правового режима деятельности иностранных компаний. Такие нормы, называе¬мые часто условиями допуска иностранных инвестиций, имеют административно-правовой характер.
Условия допуска иностранных инвестиций могут быть сформули-рованы и как требования к регистрации (аккредитации) филиалов иностранных юридических лиц или коммерческих организаций с уча¬стием иностранного капитала. Так, например, согласно законодатель¬ству Дании иностранное юридическое лицо, которое не осуществляет хозяйственной деятельности в стране, где оно было учреждено, обяза¬но обеспечить минимальный размер основного капитала в 200 000 крон, чтобы гарантировать права датских кредиторов, заключающих сделки с такой компанией. Именно это положение законодательства Дании стало предметом разбирательстве в Европейском суде по вопросу о со¬ответствии его нормам ст. 52 и 58 Римского договора, согласно которым, в частности, создание предприятий должно осуществляться «на условиях, установленных законодательством страны для собственных граждан и в соответствии с положениями главы, касающейся свобод¬ного движения капиталов». Согласно решению Европейского суда вопрос о соответствии нормам Римского Договора норм датского за¬конодательства об условиях регистрации филиала должен быть решен с учетом следующих обстоятельств: носит ли их применение характер дискриминации, обеспечивает ли достижение объективно необходи¬мой цели, для которой было принято это законодательство.
Относительно допуска иностранных инвестиций Руководство по регулированию иностранных инвестиций, разработанное и принятое Мировым Банком в 1992 г., предусматривает (ст. 2), что «каждое госу-дарство сохраняет за собой право регулировать допуск иностранных частных инвестиций. При формулировании норм и при их примене¬нии государства будут принимать во внимание, что открытый доступ, возможно, в рамках списка отраслей, открытых для иностранных частных инвестиций (при существовании списка ограниченного числа отраслей, видов деятельности, закрытых для иностранных инвестиций или требующих оценки условий допуска (screening), лицензирова¬ния), является наиболее эффективным решением проблемы правово¬го регулирования иностранных инвестиций» [3, С. 63 - 74]. Унификация нацио¬нальных законов об иностранных инвестициях на основе рекоменда¬ций Мирового банка обеспечивает реализацию государством своих прав по управлению иностранными инвестициями и одновременно содействует их притоку в национальную экономику.
Развитие экономического сотрудничества стран СНГ также потребовало единообразного решения проблемы, связанной с опреде¬лением государственной принадлежности юридического лица. Модель ГК для стран СНГ предусматривает, что законом юридического лица является право страны, где это юридическое лицо учреждено (ст. 1211).
На основе личного закона юридического лица определяется, яв-ляется ли рассматриваемая организация юридическим лицом и к ка¬кому виду юридических лиц она относится. Так, созданный в Герма¬нии филиал английской компании, следуя коллизионной привязке, принятой в международном частном праве Германии (местонахожде¬ние юридического лица), будет рассматриваться как товарищество торгового или гражданского права Германии. Этот же филиал по анг¬лийскому праву будет рассматриваться как часть английской компа¬нии (частная компания с ограниченной ответственностью). На осно¬вании личного статута будут решаться и иные вопросы, связанные с правовой формой юридического лица: требование к его наименова¬нию, регистрации, минимальному уставному капиталу [21, С. 7 - 12].
Категория личного статута чрезвычайно важна для юридического лица, поскольку, как было подчеркнуто, именно он отвечает на главный вопрос - является ли данное лицо юридическим, т. е. обладает ли волей, относительно независимой от воли лиц, объединяющихся в нем, иными словами, самостоятельным субъектом права. Таким образом, каждое иностранное юридическое лицо подчиняется иностранному (своему) правопорядку
в вопросах возникновения, существования, деятельности и ликвидации, а также возможных способов и форм преобразования. Тем же правопорядком регулируется и объем правоспособности юридического лица, устанавливаются ее пределы. Личный закон юридического лица, кроме того, указывает формы и порядок выступления юридического лица во внутреннем и внешнем хозяйственном обороте. Содержание личного статута дает ответы на вопрос о том, вправе или не вправе рассматриваемое юридическое лицо в своей деятельности выходить за рамки отечественной юрисдикции и каковы условия, формы и специальные требования, предъявляемые к такому выходу. Следовательно, решение проблем личного статуса, личных прав в отношениях данного юридического лица с третьими лицами находится всецело в сфере действия личного статута.
При ликвидации юридического лица, действующего за границей и имеющего на территории иностранного государства имущество, в том числе и недвижимое, личный закон, а не закон места нахождения вещи, как это обычно бывает в международном частном праве, будет решать судьбу последнего. В отдельных случаях обязательственных отношений, т.е. тогда, когда
личность стороны в определенного рода обязательствах приобретает особое значение (например, при выдаче гарантии или поручительства, имеющих акцессорный характер), содержание прав и обязанностей сторон в таком отношении будет также подчиняться личному закону юридического лица, являющегося подобной стороной, а не закону, избранному сторонами для регулирования взаимоотношений в рамках основного обязательства, или закона, применимого к существу отношения в силу коллизионной нормы.

II. Основные доктрины определения личного статута

Нормы национального права различных государств не совпада¬ют по своему содержанию в определении того, какое лицо являет¬ся «принадлежащим» к данному государству, вследствие чего их за-конодательство, практика (прежде всего судебная) и доктрина по-разному решает задачу отыскания правопорядка, в рамках которого данное юридическое лицо будет квалифицироваться «своим», т.е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выра¬ботаны несколько признаков, руководствуясь которыми законодатель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного или иностранного правопорядка. К их числу относятся критерии учреждения, или регистрации (инкорпорации), местопребывания головных органов (административного центра, центра управления) юридического лица, а также центра эксплуатации (основной производственной, коммерческой и т. п. деятельности). Кроме того, в некоторых си¬туациях, особенно при рассмотрении конкретного дела судом, ко¬гда соответствующее юридическое лицо обладает несколькими признаками одновременно и ни один из них не квалифицируется решающим, может быть применен критерий «контроля».
Следует сказать, что поскольку данные критерии однозначно разрабатывались доктриной, принято различать и соответствую¬щие теории, в основу которых положен тот или иной признак: теорию «инкорпорации», теорию «оседлости» — местонахождения административного центра, «центра эксплуатации».

2.1. Теория инкорпорации
Используется в странах англосаксонской системы права, России, странах восточной Европы и др. В данном случае личный статут определяется правом того государства, где создано юридическое лицо и зарегистрированы (инкорпорированы) его учредительные документы. При этом факторы, имеющие отношение к месту осуществления хозяйственной деятельности и управлению юридическим лицом, во внимание не принимаются.
Доктрина, согласно которой личный статус юридического лица определяется в соответствии с правовыми нормами страны, в которой это лицо было учреждено, логична и разделяется многими юристами из разных стран. Действительно, подавляющее большинство юридических лиц начинает свое существование с момента и в силу их государственной регистрации, которая должна отвечать требованиям закона о юридических лицах данной страны. Признание какого-либо образования юридическим лицом в стране инкорпорации служит во многих случаях основанием для его признания таковым и в других странах.
В современном международном частном праве основными критериями, которые закрепляются в законода¬тельстве и (или) судебной практике различных государств, высту¬пают категории инкорпорации и местонахождения юридического лица. Принято считать, что первый признак для определения личного статута иностранного юридического лица свойствен стра¬нам, принадлежащим к англосаксонской системе права: США (кроме штата Луизиана), Великобритания, государства, входящие в Британское Содружество Наций, т. е.. бывшие английские коло¬нии—Индия, Нигерия, Пакистан, Цейлон, Непал, Кения, Кипр, Зимбабве, Уганда, Танзания и т. д., доминионы—Австралия, Но¬вая Зеландия, Южно-Африканская Республика, Канада (кроме провинции Квебек и др.), Сингапур, Филиппины, Западное Са¬моа, Багамские, Виргинские, Нормандские острова и т. д. Дейст¬вительно, это так. Вместе с тем ныне и государства так называе-мой континентальной системы права в своем законодательстве и судебной практике активно используют рассматриваемый при¬знак. Достаточно сказать, что Россия, Беларусь, Бразилия, Вене¬суэла, Казахстан, Китай, Чехия, Словакия, Нидерланды и др. от¬сылку к закону места инкорпорации (учреждения, регистрации) закрепляют как необходимый коллизионный принцип для опре¬деления личного статута. Только в последние десятилетия он по¬лучил распространение (в том числе и благодаря перечисленным в последней группе странам) в качестве легально зафиксирован¬ного в нормативном материале соответствующих государств.
Основное содержание теории и самого критерия инкорпора¬ции (учреждения) сводится к тому, что компания (применительно к США—корпорация), принадлежит правопорядку страны, в ко¬торой она учреждена в соответствии с ее законодательством (правом). Иными словами, компания, образованная по английскому закону и существующая на основании его предписаний, будет признаваться английской компанией в тех государствах, правопорядок которых в этой области строится на принципах инкорпора¬ции. Имеются варианты этой теории.
Так, скандинавские страны придерживаются того, что компания подчиняется закону той страны, в которой сделана первая запись о ее регистрации (была занесена в реестр). В большинстве случаев это будет совпадать с государством, согласно закону которого компа¬ния была создана, поскольку обязательность первой записи в реестр связывается с получением статуса правосубъектного образования.
Имеются примеры законодательных актов, которые устанавли¬вают целые «цепочки» норм, в силу которых на последовательной основе возможно определение личного закона юридического лица. В частности, в венгерском Законе о международном частном праве 1979 г. устанавливается иерархия коллизионных правил для целей отыскания правопорядка, являющегося личным статутом иностран¬ного юридического лица. «Личным законом юридического лица является закон государства, на территории которого юридическое лицо было зарегистрировано. Если юридическое лицо было зареги¬стрировано согласно законодательству нескольких государств или если согласно закону, действующему по местонахождению его ад-министративного центра, указанному в уставе, регистрации не тре¬буется, то его личным законом является закон, применяемый по местонахождению, указанному в уставе. Если юридическое лицо согласно уставу не имеет местонахождения или имеет несколько местонахождений, и оно не было зарегистрировано по закону ни одного из государств, то его личным законом является закон госу¬дарства, на территории которого находится место осуществления центральной администрации».
Однако, несмотря на всю привлекательность данного критерия, он не решает в полной мере проблему определения национальной принадлежности юридических лиц, которая сложнее, чем представляется на первый взгляд.
Трудность здесь, в частности, состоит в том, что акционерное право или право о компаниях практически всех стран мира, помимо определения внутреннего устройства юридического лица, содержит нормы, регулирующие его
внешнюю деятельность. В то же время нормы государства, где юридическое лицо зарегистрировано, могут существенно отличаться от соответствующих норм страны, где это юридическое лицо фактически действует [22, С. 26 - 32].

2.2. Теория оседлости
Согласно этой теории, называемой иногда теорией эффективного местопребывания, а также теорией местонахождения юридических лиц, личным статутом юри¬дического лица (компании, корпорации, правосубъектного това¬рищества) является закон той страны, в которой находится его центр управления (совет директоров, правление, иные исполни¬тельные или распорядительные органы).
Ее в основном придерживаются страны континентальной системы права (ФРГ, Франция, Австрия, Швейцария и др., а также Польша). Данный критерий в большинстве своем означает, что определение национальности юридического
лица ставится в прямую зависимость от его местонахождения, указанного в уставе и свободно определяемого учредителями. Установление личного закона на основании этого критерия достаточно удобно, так как место официального пребывания корпорации легко проверить и, следовательно, не возникает сложностей относительно получения сведений о ее право- и дееспособности.
Так, например, ст. 3 Закона Франции о торговых товариществах 1966 г устанавливает "Общества с местонахождением во Франции подпадают под действие французского законодательства". С позиций же коллизионного права данная статья понимается так: "Общества, имеющие местонахождение в иностранном государстве, будут подчинены закону этого иностранного государства".
Однако использование рассматриваемого критерия, так же как и в случае с критерием инкорпорации, не помогает избежать всех трудностей, поскольку местонахождение юридического лица, указанное в уставе, может
не совпадать с местом его основной деятельности. Именно поэтому во второй части ст. 3 цитируемого французского закона установлено, что "если реальное местонахождение не совпадает с тем, которое указано в уставе, это
обстоятельство не может быть использовано против третьих лиц....

Құрметті оқырман! Файлдарды күтпестен жүктеу үшін біздің сайтта тіркелуге кеңес береміз! Тіркелгеннен кейін сіз біздің сайттан файлдарды жүктеп қана қоймай, сайтқа ақпарат қоса аласыз! Сайтқа қосылыңыз, өкінбейсіз! Тіркелу
Толық нұсқасын 30 секундтан кейін жүктей аласыз!!!


Кейінірек оқу үшін сақтап қойыңыз:


Қарап көріңіз 👇



Жаңалықтар:
» NIS-тің мың домбырашысы Гиннесс рекордтар кітабын бағындырды 26.05.2022
» Президенттің баспасөз қызметі Тоқаевтың 30 жыл бұрынғы суреттерін көрсетті (фото) 22.05.2022
» Қазақстандағы жеңілдетілген автокөлік несиелері: Автосалондар қосымша қызмет алуға мәжбүрлейді 20.05.2022

Келесі мақала, жүктелуде...
Біз cookie файлдарын пайдаланамыз!
Біздің сайтты пайдалануды жалғастыра отырып, сіз сайттың дұрыс жұмыс істеуін қамтамасыз ететін cookie файлдарын өңдеуге келісім бересіз. Cookie файл деген не?
Жақсы