Курсовая работа: Теория сравнительного преимущества Давида Рикардо

Курсовая работа: Теория сравнительного преимущества Давида Рикардо



Содержание
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………..3
ГЛАВА 1. АБСОЛЮТНЫЕ И СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА….4
ГЛАВА 2. О ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ (ПО Д. РИКАРДО)………………….5
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….19
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………….20

ВВЕДЕНИЕ
В начале XIX в. перед сторонниками свободной торговли стояла за¬дача необычайной трудности. Торговля вся была опутана разнообраз¬нейшими налогами и запретами, регламентирующими как импорт, так и экспорт. Не менее изощренными были и доводы меркантилистов, оправ¬дывающие необходимость этих ограничений. Обложение импорта нало¬гом обычно рассматривалось как средство, ведущее к созданию рабочих мест и увеличению дохода внутри страны. Считалось, что импортиро¬вать товары плохо, поскольку за них нужно платить, а это может приве¬сти к оттоку металлических денег (золота и серебра) за границу, если за¬куплено товаров и услуг у иностранцев будет больше, чем удастся им продать. Импорта следовало опасаться и потому, что в случае войны снабжение этими товарами могло прекратиться.
Давайте рассмотрим вклад Рикардо в теорию о сравнительных преимуществах.
ГЛАВА 1. АБСОЛЮТНЫЕ И СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА
Рикардо не был первым, кто бросил вызов господствовавшей мер-кантилистской идеологии. Уже Адам Смит в своем труде «Богатство народов» (1776) высмеивал боязнь внешней торговли, сравнивая нации с семейными хозяйствами. Поскольку каждое семейное хозяйство нахо¬дит выгодным для себя производить лишь часть из необходимого, а ос¬тальное приобретать за счет продажи излишков, то же самое может быть отнесено к нациям.
«Основное правило каждого благоразумного главы семьи состоит в том, чтобы не пытаться изготовлять дома такие предметы, изготовле¬ние которых обойдется дороже, чем при покупке их на стороне. Порт¬ной не требует шить себе сапоги, а покупает их у сапожника то, что представляется разумным в образе действия любой частной семьи, вряд ли может оказаться неразумным для всего королевства. Ес¬ли какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собст¬венного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом».
И все же во многих отношениях доводы А. Смита были несовершен-ными. Ему не удалось опровергнуть известное утверждение, что якобы ограничение импорта ведет к созданию новых рабочих мест. Он не толь¬ко не противостоял, но и сам поддерживал необходимость, из сообра¬жений национальной безопасности, ограничивать внешнюю торговлю с потенциальным противником. Кроме того, он полагал, что каждая на¬ция в достаточной мере обладает абсолютными преимуществами над своими торговыми партнерами, чтобы поставлять на экспорт столько же товаров, сколько закупается за границей, если только торговля будет свободна от ограничений и регламентации. При этом он отмахнулся от очевидных вопросов, которые уже поднимались его предшественниками. Как быть, если какая-то страна не располагает преимуществами? Захотят ли другие страны торговать с ней? А если захотят, не следует ли опасаться того, что в конце концов закупать у своих более произво¬дительных соседей она станет гораздо больше, чем сможет им продать? Не приведет ли образовавшийся торговый дефицит к оттоку денег за границу? Где гарантии, что свободная торговля разрешит все эти про¬блемы, да еще таким образом, что страна в итоге останется в выигрыше?
Рикардо укрепил доводы в пользу свободной торговли, освободив их от прежних слишком жестких предпосылок. Он привел ряд числен¬ных примеров, показывающих выгодность внешней торговли для любой нации, даже если она ни в чем не располагает преимуществами или, нао¬борот, имеет преимущества перед иностранцами в производстве абсо¬лютно всех товаров. В этих примерах, в отличие от других его работ, все внимание уделялось конечному воздействию внешней торговли на на¬цию в целом и никак не затрагивались вопросы последующего распре¬деления полученных выгод внутри страны, что обычно занимало его в первую голову.
ГЛАВА 2. О ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ (ПО Д. РИКАРДО)
Никакое расширенно внешней торговли не может увеличить непосредственную сумму cтоимостей и стране, хотя оно и будет очень сильно способствовать увеличению массы товаров и, сле¬довательно, количества жизненных удобств. Так как стоимость всех иностранных товаров измеряется количеством продуктов на¬шей земли и труда, которое отдаётся в обмен на них, то мы не будем иметь больше стоимостей, если вследствие открытия но¬вых рынков будем получать вдвое большее количество иностран-ных товаров в обмен на данное количество наших. Если, купив английских товаров на 1 тыс. ф. ст., купец может получить за них такое количество иностранных товаров, которое он мо¬жет продать на английском рынке за 1 200 ф.ст., то посред¬ством такого применения своего капитала он получит 20 % при¬были, но ни его барыш, ни стоимость ввозимых товаров не уве¬личатся и не уменьшатся вследствие увеличения или уменьше¬ния количества полученных им иностранных товаров. Ввозит ли он, например, 25 или же 50 бочек вина, на его барышах это нисколько не отражается, раз он продаёт в первом случае 25, а во втором — 50 бочек за одну и ту же сумму в 1 200 ф. ст. В обоих случаях прибыль его составляет 200 ф. ст., или 20% на его капитал, и в обоих случаях в Англию ввозится одинако¬вая стоимость.. Если 50 бочек будут и проданы больше чем за 1200 ф.ст., прибыль данного купца будет превышать общую норму прибыли, и, естественно, капитал будет притекать в эту выгод¬ную отрасль торговли, пока падение цены вина не восстановит прежнее положение вещей.
Правда, некоторые утверждали, что значительная прибыль, которую получают отдельные купцы от внешней торговли, повысит общую норму прибыли в стране и что перемещение ка¬питала из других отраслей в более доходную внешнюю тор¬говлю повысит вообще цены, а вместе с тем и прибыль. Один высокий авторитет утверждал, что если на возделывание хлеба, изготовление сукна, шляп, обуви и пр. уделяется по необ¬ходимости меньше капитала, а спрос остаётся прежним, то цепы этих товаров повысятся настолько, что фермер, шляпочник, су¬конщик и сапожник будут получать возросшую прибыль наравне с торговцем иностранными товарами.
Те, кто выдвигает этот довод, признают вместе со мною, что прибыли в различных занятиях имеют тенденцию выравнивать¬ся, вместе повышаясь и вместе понижаясь. Разногласие наше состоит в следующем: они утверждают, что равенство при¬былей явится следствием общего повышения прибылей, я же держусь того мнения, что прибыль, получаемая в благоприятствуемой отрасли торговли, быстро опустится до общего уровня.
Я, во-первых, отрицаю, что на выращивание хлеба, на про¬изводство сукна, шляп, обуви и пр. будет необходимо уделяться меньше капитала, если спрос на эти товары не уменьшился, а если так, то цена их не поднимется. На покупку иностранных товаров будет употребляться или та же самая, или большая, или меньшая доля продукта земли и труда Англии. Если же эта доля не изменится, то на сукно, обут, хлеб и шляпы будет суще¬ствовать такой же спрос, как и прежде, и на их производство будет уделяться прежняя доля капитала. Если вследствие уде¬шевления цены иностранных товаров на покупку их будет упот¬ребляться меньшая доля ежегодного продукта земли и труда Англии, то больше останется на покупку других вещей. Если спрос на шляпы, обувь, хлеб и пр. будет более значителен, чем прежде, — а это вполне возможно, так как потребители иност¬ранных товаров имеют теперь в своём распоряжении добавоч¬ную долю своего дохода, — то имеется к услугам и капитал, который раньше шёл на покупку иностранных товаров, когда стоимость их была больше. Таким образом, наравне с возраста¬нием спроса на хлеб, обувь и пр. существуют и средства для доставления возросшего количества их, и потому ни цены, ни прибыль не могут повыситься надолго. Если па покупку иност¬ранных товаров будет употребляться больше продукта земли и труда Англии, то меньше может быть употреблено на покупку других вещей, и, следовательно, меньше потребуется шляп, обуви и пр. По мере того как капитал освобождается из производства обуви, шляп и пр., большее количество его должно употреб¬ляться на изготовление тех товаров, за которые покупаются иностранные товары. Следовательно, во всех случаях спрос на иностранные и отечественные товары вместе, поскольку дело касается стоимости, ограничивается доходом и капитал ом страны.
Если увеличивается спрос на один товар, то должен уменьшиться спрос на другие товары. Если в обмен на одно и-то же количе¬ство английских товаров ввозится вдвое больше вина, чем пре¬жде, то английский народ может или потреблять вдвое больше вина, чем прежде, или прежнее количество вина, но гораздо больше английских товаров, Если мой доход равнялся 1 тыс. ф. ст., из которых 100 ф. ст. я тратил ежегодно на покупку бочки вина и 900 ф. ст. на известное количество английских товаров, то при падении цены вина до 50 ф. ст. за бочку я могу затратить сбереженные 50 ф. ст. или на покупку лишней бочки Вина или на покупку большего количества английских това¬ров. Если я буду покупать больше вина и каждый потребитель вина поступит так же, то внешняя торговля не испытает ника¬кого ущерба; в обмен на вино будет вывозиться прежнее коли¬чество английских товаров, и мы будем получать вдвое больше вина, но не вдвое большую стоимость. Но если я и другие будем довольствоваться прежним количество вина, то будет выво¬зиться меньше английских товаров, и потребители вина будут потреблять или товары, которые раньше вывозились, или ка¬кие-нибудь другие, к которым они имеют склонность. Капитал, требующийся для их производства, будет заменен капиталом, освободившимся из внешней торговли.
Капитал может быть накопляем двояким способом: он сбе¬регается или путём увеличения дохода, или путём уменьшения потребления. Если моя прибыль повысится с 1 тыс. ф. ст. до 1 200, а расходы останутся прежними, то я буду накоплять ежегодно на 200 ф. ст. больше, чем раньше. Если я сберегу 200 ф. ст. на своих расходах, а прибыль моя останется прежней, то получится такой же результат: к моему капиталу будет при¬бавляться по 200 ф. ст. в год. Купец, который ввёз вино, после того как прибыль поднялась с 20 до 40%, купит свои англий¬ские товары не за 1 тыс. ф. ст., а за 857 ф. ст. 2 шилл. 10 пенс., продавая вино, которое он ввозит взамен их, попрежнему за 1 200 ф. ст.; если же он продолжает покупать свои английские товары за 1 тыс. ф. ст., то он должен повысить цену своего ви¬на до 1 400 ф. ст. Таким образом, он получил бы 40% прибыли на спои капитал вместо 20%. Но если вследствие дешевизны всех товаров, на которые расходовался его доход, он и все другие потребители могут c6epeчь стоимость в 200 ф.ст. из каждой тысячи фунтов стерлингов, которую они тратили раньше, то они увеличат реальное богатство страны более действительным способом: в одном случае сбережение было бы сделано вслед¬ствие возрастания дохода, в другом — вследствие уменьшения расхода.
Если вследствие введения машин стоимость большинства товаров, на которые тратился мой доход, упадёт на 20%, я буду в состоянии сберегать так же успешно, как если бы мой доход повысился на 20%; но в одном случае норма прибыли остаётся, без изменения, в другом она повышается на 20%. Если благодаря ввозу дешёвых иностранных товаров я могу сберечь 20% на своих расходах, результат будет совершенно такой же, как если бы машины понизили издержки их произ¬водства, но прибыль не повысилась бы.
Итак, норма прибыли повышается не вследствие расшире¬ния рынка, хотя такое расширение может оказать влияние на увеличение массы товаров и тем дать нам возможность увели¬чить фонды, предназначенные для содержания труда и приобре¬тения материалов, к которым может быть приложен труд. Для счастья человечества не имеет значения, происходит ли увели¬чение наших жизненных удобств благодаря лучшему распреде¬лению труда, т. е. вследствие TQTO, что каждая страна произ¬водит те товары, к производству которых она приспособлена в силу своего положения, климата и других естественных или искусственных преимуществ, и обменивает их на товары дру¬гих стран, или оно является результатом повышения нормы прибыли.
Я старался показать на протяжении всего этого труда, что норма прибыли может повысится только вследствие падения заработной платы и что последняя может упасть надолго толь¬ко вследствие падения стоимости предметов насущной необхо¬димости, на которые она расходуется. Если, следовательно, благодаря расширению внешней торговли или усовершенствованиям в машинах пища и предметы насущной необходимости рабочего могут быть доставлены на рынок по пониженной цене, то прибыль поднимется. Если, вместо того чтобы возде¬лывать свой собственный хлеб или изготовлять платье и другие предметы, потребления рабочего, мы откроем новый рынок, откуда можно получать эти товары по более дешёвой цене, то заработная плата упадёт и прибыль повысится; но если то¬вары, получаемые по более дешевой цене благодаря расшире¬нию внешней торговли или усовершенствованиям в машинах, потребляются исключительно богатыми, в норме прибыли не произойдёт никакого изменения. Норма заработной платы не изменится, если вино, бархат, шёлк и другие дорогие товары упадут в цене на 50% и, следовательно, прибыль останется без перемены.
Таким образом, внешняя торговля весьма полезна для страны тем, что увеличивает массу и разнообразие предметов, на которые может расходоваться доход, и создаёт благодаря обилию и дешевизне товаров побуждение к сбережению и к накоплению капитала; однако она не имеет тенденции повышать прибыль с капитала, если только ввозимые товары не принадлежат к разряду тех, на которые расходуется заработная плата труда.
Замечания, сделанные относительно внешней торговли, оди¬наково приложимы и к внутренней. Норма прибыли никогда но попытается вследствие лучшего распределения труда, изоб¬ретения машин, проведения дорог и каналов или каких-либо других способов сокращения труда в производстве или пере¬возке товаров. Эти причины влияют на цены и приносят всегда большую пользу потребителям, так как позволяют им за тот же труд или за стоимость продукта того же труда получать в обмен большее количество товара, в производстве которого приме¬няются усовершенствованные способы, но на прибыль они не оказывают никакого действия. С другой стороны, всякое умень¬шение заработной, платы труда повышает прибыль, но не ока¬зывает никакого действия на цену товаров. Одно выгодно всем классам, потому что все классы являются потребителями; другое приносит пользу только предпринимателям; они полу¬чают больше барыша, в то время как цепы всех товаров оста¬ются без изменения. В первом же случае они получают столько же, сколько и прежде, но меновая стоимость всех предметов, на которые они расходуют свои барыши, уменьшается.
Правило, регулирующее относительную стоимость товаров в одной стране, не регулирует относительную стоимость това¬ров, обмениваемых между двумя или несколькими странами.
При системе полной свободы торговли каждая страна, естественно, затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли промышленности, которые доставляют ей наибольшие выгоды. Это преследование индивидуальной выгоды самым удивитель¬ным образом связано с общим благом всех. Стимулируя трудо¬любие, вознаграждая изобретательность, утилизируя наиболее действительным образом все те силы, которые даёт нам природа, этот принцип приводит к самому эффективному и наибо¬лее экономному разделению труда между разными нациями. И в то же время, увеличивая общую массу продуктов, он уве¬личивает всеобщее благополучие и связывает узами общей вы¬годы и постоянных сношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться но Франции и Португалии, что хлеб должен возделываться и Америке и Польше, а различные ме¬таллические изделии и другие товары должны изготовляться в Англии.
В одной и той же стране уровень прибыли, вообще говоря, всегда одинаков. Различия происходят только потому, что одно помещение капитала более или менее безопасно и привлека¬тельно, чем другое. Если прибыль на капитал, занятый в Йорк¬шире, превышает прибыль на капитал, занятый в Лондоне, то капитал быстро переместится из Лондона в Йоркшир, и равенствo прибыли восстановится. Но если вследствие уменьшения производительности земледельческого труда в Англии или вследствие возрастания капитала и населения заработная плата повысится, а прибыль упадёт, то из этого не следует, что капитал и население необходимо переместятся из Англии в Голландию пли Испанию, или Россию, где прибыль может быть выше.
Если бы Португалия не находилась в торговых сношениях с другими странами, она была бы вынуждена извлечь значитель¬ную часть своего капитала и труда из производства вин, за ко¬торые она покупает необходимые для неё металлические изде¬лия и сукна из других стран; она должна была бы затратить эту часть на изготовление данных товаров, причём получала бы их, вероятно, меньше, и они были бы ниже по качеству.
Количество вина, которое она отдаёт в обмен на английское сукно, не определяется, соответственными количествами труда, затрачиваемого на производство того или другого, как это име¬ло бы место, если бы оба товара изготовлялись или в Англии, или в Португалии.
В Англии условия могут быть таковы, что производство сукна требует труда 100 рабочих и течение года, а на производ¬ство вина, если бы она вздумала выделывать его, потребовался бы труд 120 человек и течение того же времени. Поэтому Англия найдёт более выгодным ввозить вино и покупать его посредст¬вом вывоза сукна.
Производство вина в Португалии может требовать труда только 80 человек в течение года, а производство сукна потре¬бовало бы труда 90 человек в течение того же времени. Поэтому для неё будет выгодно вывозить вино в обмен на сукно. Этот обмен может иметь место даже в том случае, если ввозимый Португалией товар мог быть произведён там с меньшим коли-чеством труда, чем в Англии. Хотя бы она могла изготовить сук¬но трудом 90 человек, она будет ввозить его из страны, где на производство его требуется труд 100 человек. Для неё будет выгоднее употреблять свой капитал предпочтительно на произ¬водство вина, за которое она получит больше сукна из Англии, чем она произвела бы сама, если бы она переместила часть своего капитала из виноделия в производство сукон.
Таким образом, Англия отдавала бы продукт труда 100 че¬ловек за продукт труда 80. Такой обмен не мог бы иметь места между индивидами одной и той же страны. Труд 100 англичан не может быть отдан за труд 80 англичан, но продукт труда 100 англичан может быть отдан за продукт труда 80 португаль¬цев, 60 русских или 120 индусов. Разница в этом отношении между одной страной и многими легко объясняется, если мы примем во внимание трудность перемещения капитала из одной страны в другую в поисках более прибыльного занятия и подвижность, с какою он неизменно перемещается из одной области в другую в пределах одной и той же страны.
Несомненно, как для английских капиталистов, так и для потребителей обоих стран было бы выгодно, чтобы при таких обстоятельс'1'u.ix и вино и сукно изготовлялись в Португалии и; следовательно, чтобы английский капитал и труд, занятые в производство сукна, переместились для той же цели в Порту-галию. В таком случае относительная стоимость этих товаров регулировалась бы том же самым принципом, как если бы один из них производился в Йоркшире, а другой в Лондоне; и во всех других случаях при свободном перемещении капитала в те страны, где он мог бы быть применён наиболее прибыльно, не было бы никакой разницы в норме прибыли и никакой.....


Полную версию материала можете скачать на сайте zharar.com через 10 секунд !!!


Комментарии для сайта Cackle